"Большинство владельцев КРС обращаются, когда их что-то прижимает".

Рубрика:
Интервью

Ветеринария.рф продолжает публиковать серию интервью с доктором ветеринарных наук, профессором, академиком РАН, заслуженным деятелем науки РФ, директором ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной ветеринарии им. Я.Р. Коваленко Михаилом Ивановичем Гулюкиным. На этот раз мы поговорили о человеческом факторе в распространении вирусов, об эффективных мерах профилактики эпидемий и о перспективах развития экспериментальной ветеринарии.

- Михаил Иванович, скажите, пожалуйста, постоянно ли открываются новые вирусы или это просто мутируют старые?
- И старые мутируют, и новые открываются. Вот сейчас мы ведем работу по новому вирусу, выявленному профессором Юровым, у лошадей, новый тип вируса. РРС сейчас, который беспокоит нас, мы ставим опыты на острове, на поросятах, проводим работу.
-  Как правило, эти вирусы искусственно созданные? Сейчас много говорят об этом.  
- Нет, просто у инфекций нет границ. Они могут находиться, передаваться разными путями. Допустим, мы коснулись африканской чумы свиней. Как в Португалии, так и в Одессе было завезено из Африки в Португалию, морским транспортом. То есть, продукты переработки были доставлены в Португалию, потом поэтапно этот возбудитель стал распространяться по всей стране. Так и у нас, допустим, в Краснодаре – и вдруг в Мурманске. Кто-то завез, значит, человеческий фактор сработал? И когда наши коллеги занимались борьбой с африканской чумой свиней, они установили, что когда в Одессе вспыхнуло, мама-одесситка приехала к сыну-курсанту в Киев, накормила его продуктами домашнего приготовления – колбасами, салом. И то, что осталось, естественно, было отправлено на откорм свиньям, пищевые отходы. Так же приехала и в Свердловск женщина, к заключенному, родственнику. Это свидетельство о человеческом факторе. Да, влияют на распространение африканской чумы свиней и кабаны, которые заражаются и распространяются по той или иной территории. Они границ не знают - Краснодарский край или Республика Чечня, или Республика Калмыкия. Они распространяются своими законами, своими видами на то или иное обстоятельство.
- Сейчас на ваших проектах есть секретность?
- Нет. Мы все эти вопросы передали этим двум институтам, и есть специальные учреждения, которые занимаются этим вопросом. Мы – нет, мы только занимаемся вопросами, которые сегодня беспокоят практическую ветеринарию. Мы имеем разрешение работать со второй группой болезней, это бруцеллез и очень серьезная болезнь, как бешенство коров – губкообразная энцефалопатия. Вот этими вопросами.
- Сейчас эти болезни распространены? Мы постоянно слышим, что то там, то здесь вспышка.
- Бешенство коров, как мы говорим, губкообразная энцефалопатия – очень редко встречается. Но мы все равно проводим исследования, чтобы быть готовыми. Когда моего предшественника, Якова Романовича Коваленко, напрягали, говорили: зачем ты завез вирус африканской чумы свиней, он доказывал: а если вспыхнет? А если придет? Значит, мы должны иметь навыки для решения этой проблемы. И он оказался прав. Так и мы, то же самое, занимаемся этими вопросами, которые должны как-то обезопасить, облегчить участь практической ветеринарии. Разрабатываем вакцину против бруцеллеза, для защиты животных от бруцеллеза, каким еще эффектом будет обладать, не знаем, но ведем в этом направлении работу.
- Частные лица, допустим, владельцы крупного рогатого скота, к вам обращаются?
- Большинство владельцев КРС обращаются, когда их что-то прижимает. Когда возникают проблемы, они пытаются найти решение, и считают, что мы – волшебная палочка, и можем все сразу решить. Нет. Любая проблема, как у медиков, так и у ветеринаров, требует к себе определенного подхода и решения тех или иных вопросов. Так не бывает, поэтому для того чтобы заниматься этим направлением, они обязаны предварительно приглашать, чтобы мы проводили исследования, и мы должны сказать: коллеги, или уважаемые руководители, имейте в виду: у вас в этом направлении может что-то произойти. Для этого необходимо делать такие-то разработки, и такие-то предложения. Вот такую работу мы пытаемся вести. У нас ветеринарная служба, надо отдать должное, проводит очень много диагностических исследований. Миллионы прививок, обработок – все это осуществляется практической ветеринарией нашей страны.
akadeemilise-loomaarstioppe-vastu-tekkis-suur-vajadus-kui-tsaaririigi-66999888.jpg

- Если какая-то инфекция, которая переросла в эпидемию? Это неукротимость болезни или вина человека, который вовремя не поймал…
- Здесь это в комплексе. Вы понимаете, допустим, вспыхнула та или иная инфекция, не придали значение. Пытаются скрыть, или что-то такое. Ведь природа-то – птица перелетела, крыса перебежала, или человек привез что-то, не зная о том, что везет такой возбудитель. В качестве примера могу сказать: очень много случаев бруцеллеза мелкого рогатого скота возникает в центральной полосе, в других округах, в связи с тем, что из южных округов, из неблагополучных хозяйств, везут овец, больных бруцеллезом. Когда их здесь начитают исследовать, обнаруживают бруцеллез. Это проблема. Поэтому такие пути распространения этой болезни.
- При наличии вакцины очень быстро можно остановить вспышку?
 -Вакцина сто процентов сохранности не дает нигде. Но конечно, обеспечить благополучие того или иного, если разработаны хорошие специфические средства профилактики, то естественно, они их защищают от распространения и проявления болезни.
-  Какими-то простыми методами могут фермеры защитить животных, кроме вакцины?
 - Все входит в комплекс: содержание, кормление, обслуживание. Если не кормить, не поить... Во-первых, нужен контроль поступления животных на ту или иную ферму. Это карантин, это проводить исследования на те или иные инфекции. Тем самым защищают страну от этой болезни. Но нужно помнить, что мы завозим большое количество племенного скота. Это приятно. Но в моем понятии хороший скот, высокопродуктивный, никто не отдаст. Продают все-таки, естественно, фермеры зарубежных стран. Хорошо, будем считать, что это хороший племенной скот. Но мы его должны разместить и обеспечить всем необходимым, так, как это обеспечивается там. Если мы везем животное с потенциалом 10 тысяч литров молока, мы его должны обеспечить таким-то питанием. Если Валерия Борзова, олимпийского чемпиона, поместить в концлагерь и кормить его тем рационом, которым питаются заключенные, он за 9,9 никогда не пробежит. Я вспоминаю из книги выражение Петра Первого. Когда он завез в Россию голландский скот, раздал по монастырям (он на Руси назывался «монастырский скот»), и издал указ: давать не менее двух пудов сена, иначе будете биты батогами. Я считаю, самый правильный рацион – тот, который был в тот период времени составлен. Сейчас, конечно, другие возможности, необходимо добавлять комбикорма, витамины, это все должно учитываться и обеспечиваться, на мой взгляд. Владелец несет юридическую ответственность за животных, он обязан это делать, как это делается во всем мире. Если вы купили лошадь, купили корову, собаку, или какое-то другое животное, вы обязаны его зарегистрировать, чтобы ветеринарная служба знала об этом. Владелец обязан представлять в ветеринарную службу для проведения плановых диагностических исследований, при которых могут выявить те болезни, о которых владелец и не думает.
- Наши, российские специалисты помогают в СНГ?
- Мы поддерживаем контакты. Сейчас создана ветеринарная служба, Таможенный союз, в который даже наши сотрудники перешли работать, планируются совместные исследования. Мы обмениваемся своими разработками, и, между прочим, они очень много закупают препаратов в Российской Федерации. И Белоруссия, и Украина – вся основа-то сделана в России. Правда, Украина сейчас старается показать, что это они первые, а все методики разработаны, получены при совместных работах. Также как и в публикациях, они находят разработки, делают уже на основании этого.
- Какие планы у Института экспериментальной ветеринарии на будущее? Может быть, какие-то новые разработки?
- Сейчас идет реформа науки, создано ФАНО – Федеральное агентство научных организаций, и Российская академия наук. Все мы пришли теперь в Российскую академию наук, и все то, о чем мы мечтаем, будет зависеть от проведения реформ. Складывается ситуация, может быть, не для протокола: утром встаешь – реформа таблицы Менделеева, спать ложишься – реформа таблицы умножения. То есть, имущество, деньги ФАНО, научные исследования Российской академии наук. В зависимости от того, как будет поступать финансирование, будут проводиться те или иные работы. Ведется разговор о создании центров, объединений институтов; к чему это приведет, не готов ответить.

856 просмотров
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика