«Когда идет война, ветеринаров это касается в первую очередь»

Рубрика:
Интервью

О продовольственной безопасности, о работе ветеринаров в условиях войны и о продовольственном обеспечении Минобороны в интервью Ветеринарии.рф рассказал председатель Межрегиональной общественной организации «Совет ветеранов ветеринарно-санитарной службы вооруженных сил», генерал-майор ветеринарной службы запаса Виталий Петрович Ветров.

- Виталий Петрович, как обстоит дело с продовольственной безопасностью?
- Если сравнить с советским временем и послесоветским временем, я сейчас могу смело доложить, что Комитет ветеринарии правительства Москвы работает превосходно. Возглавляет его Александр Николаевич Туник. Та дисциплина, тот порядок, который принят в вооруженных силах – все это дело перенесено, благодаря настойчивости этих ребят, на то, что сейчас существует. На рынках поставлен четкий контроль, я сам лично убедился неоднократно и в бытовых условиях, и когда мне приходилось работать в служебном отношении. Вот такие дела в нашем деле были. Работает в самом наилучшем плане в Московской области – Барсуков Юра, тоже мой воспитанник. Работают они хорошо, Управление сделал Барсуков, держат они марку. Иной раз бывает, что допускают некоторые мелочные дела, но там для этого есть у них свои контрольные органы, которые приводят их в чувство и в порядок. В целом работают нормально. И так по всем регионам. Я был в прошлом году в Новосибирске, был в Бурятии, был в Читинской области, в Барнауле, затем во Владивостоке, в городе-герое Хабаровске и Петропавловске-Камчатском, на Сахалине и даже на Курильских островах. Кто остался там из нашего состава, из числа уволенных офицеров, как правило, они работают или начальниками территориальных управлений субъектов Федерации, или заместителями. То есть, четко прослеживается эта школа, которая есть, она нормально выполняется, нормально работает. Я просто доволен этой работой. Я посмотрел, как у Туника построена эта работа, он сам по себе принципиальный человек, и естественно, выстроил за это время – двадцать лет прошло.
- А что можете сказать об обеспечении Министерства обороны?
- Я бы на этот счет прилагал все усилия. У нас раньше в Министерстве обороны был 101 военный совхоз, это крупнейшие производственные предприятия агропромышленного направления, которых сейчас нет в Российской Федерации. 101 был! Каждый был оснащен мощной базой. И 10 тысяч было подсобных хозяйств. Так вот, эти военные совхозы и подсобные хозяйства обеспечивали вооруженные силы – 6 миллионов личного состава, на три месяца обеспечивали мясом. Мы не брали у Министерства обороны ничего, считай, это бесплатно. На 8 месяцев обеспечивали картофелем и овощами. Молоком обеспечивались, и яйцом – вся годовая потребность. На Чукотке специальные молочные фермы. Рядом с Анадырем есть угольные копи, а рядом есть аэродром, там располагалась стратегическая бригада. Там ракеты были средней дальности, и склад этих ракет был с атомными бомбами в горе, в сплошном монолите, он там находится и по сей день. На глубине 800 метров вырублен туннель, точно как в метро. Там хранились атомные бомбы. На каждую атомную бомбу девять человек людей положено было, которые их лелеяли лучше, чем ребенка новорожденного. Даже если температура в хранилище падала на полградуса, это была чрезвычайная ситуация, доводилась до Москвы. А как же обеспечить людей, которые там при вечной мерзлоте находятся, на сваях живут? Была своя специальная молочная ферма. Содержали там 100 с лишним голов, 168, насколько я помню, дойных коров завозили. Эти коровы давали молоко, которое поступало людям, подверженным внешнему радиоактивному облучению, работали в охране, в расчетах. Вот как было поставлено! Вот американцы, мы с ними соревнуемся, мы с ними воевать собираемся. Они были и будут вероятными противниками на всю жизнь. Чтобы их сдерживать, надо держать это в порядке, они не хотят русский народ уважать, пока дубину им не покажешь.
 - Были ли курьезные случаи с продовольственным обеспечением?
 - В Афганистане была такая вещь. Поскольку в тот период основной костяк командиров всех частей 60-70% представляли ребята из Украины, по национальности украинцы, с начала военных действий в Афганистане было столько мяса, столько копченой колбасы! Я видел солдат, которые прибыли из глубинных районов Советского Союза, они даже не видели такого в жизни. Консервы деликатесные готовили, выдавались. Но эта вся тушенка быстро приедается. Отцы-командиры говорят: нет, ребята, давайте-ка сало, как говорят на Украине, без которого жить невозможно. Каким образом? Это же принималось на уровне Политбюро, не так-то просто, не выдумка любого ветеринара или сельскохозяйственного рабочего. В каждый гарнизон завезти подсобное хозяйство, была такая идея. Но вы представляете, что творится в исламском мире? Когда говорят: вы, шурави, пришли сюда, наводите здесь свой идиотский порядок у нас, в Афганистане, в исламской республике? И вы не уважаете нашу мусульманскую веру, вы привезли еще самое грязное, самое поганое животное – свинью. Это мировой скандал! Приходилось решать таким образом: везли из военного совхоза в Джамбульской области, из Тюлькубаса - это крупное свиноводческое хозяйство в Средней Азии, где работали исключительно немцы, население немецкое было, жило вдоль железной дороги. Оттуда, из подсобного хозяйства, приходилось забирать свиней, на машинах везти на аэродром. С аэродрома Джамбула перебрасывали на Чимкентский аэродром. А с Чимкента уже перевозили в Карагулды на одну перевалочную базу в Туркмении, на границе с Афганистаном, и вторую – Хайратон, это в Узбекистане, на берегу Сырдарьи. Туда сгружали, и потом, как живое мясо, потихонечку загружали на грузовики, колонны вывозили, и где-то на месте забивали.
- На войне проблема продовольственной безопасности обостряется?
- Когда идет война, когда человек воюет, ветеринаров это касается в первую очередь, потому что ветеринарно-санитарная служба отвечает за качество продуктов питания, поступающих на довольствие войск; хотим мы этого или не хотим. Разница между ветеринаром и медиком такая: ветеринар отвечает до котла, до кухни, за продукты. Неважно, будет это рис, мясо, картошка – все, что угодно, до котла он несет полную ответственность. Когда в котле сварили, предали термической обработке все питание – тогда уже пусть медицинский работник, врач, занимается. Мой друг Онищенко, с которым мы работали одно время в комитете, красиво работали, он немножко перегнул в последнее время, когда стали использовать Сельхознадзор и Роспотребнадзор. Они забрали себе часть продовольствия, в зону своего влияния, и перегнули палку в этом направлении. Не нужно им этим заниматься, пусть они займутся своими банальными вопросами. Профессиональными. Дизентерию пусть в пионерских лагерях, а потом уже берутся за более серьезные моменты.
- Вы занимались исключительно стратегическими вопросами продовольственной безопасности или приходилось работать и в полях?
- Я прошел должность начальника гарнизонных хлебопекарен. Вы знаете, что это такое? Этот хлебозавод на 15 тонн хлеба, в три смены работали. Был у меня штатный состав: старшина сверхсрочной службы, бабушка-бухгалтер, технолог хлебопроизводства, и еще заведующий складом. Остальные 50 лбов, эти солдаты – кто отдаст туда хорошего солдата? На пекарню отдают тех, кто не нужен: тот хулиган, тот недисциплинированный. Приходилось работать начальником продовольственной службы полка. По штату – 3501 человек, представляете? А столовая на 800 посадочных мест. То есть, в три смены мне приходилось кормить людей. А контингент был со Средней Азии в то время, и вот представляете – накрыть столы, сервировку столов сделать, и все прочее? А там народ голодный, врывается, садится, уже команды не слушает, быстро ему похлебать, согреться надо. Не уложились – команда «Встать!», ушел. Ну, как Мамай прошел по столовой, опять убирать. Вот так вот – сколько раз в день? Три раза умножить на три смены, девять раз. И вот стоишь, изнуренный. А я тогда молодой лейтенант был, только познавал. Ну, а потом достиг, уже был начальником штаба тыла, как сейчас называют, в дивизии, тогда уже проще. Наряды прописывал, автомобили выпускал, одних складов в подчинении было 14, с кладовщиками вел политические занятия. А будучи начальником ветеринарной службы Белорусского военного округа обеспечивал продовольственную безопасность встреч на самом высоком уровне. Мне неоднократно приходилось встречаться по долгу моей службы в Беловежской пуще с членами правительств и с главами государств Варшавского договора, которые периодически приезжали туда на отдых, на охоту. Я обеспечивал в должном отношении ветеринарно-санитарное состояние тех объектов, на которых они были. То есть, пища должна быть проверена безусловно. Я проверял места, где ловили рыбу, отслеживал качество всех продуктов. Вот такие были дела. В общем, интересная, красивая служба.

1168 просмотров
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика