Николай Мельник: «Легче предотвратить, чем лечить»

Рубрика:
Интервью
Николай Мельник: «Легче предотвратить, чем лечить»

Вопрос о сибирской язве и других опасных заболеваниях находится в центре общественного внимания. Для поддержания эпизоотического благополучия в первую очередь необходимо заботиться о том, чтобы болезнь не проявлялась. Корреспондент Ассоциации «Ветбезопасность» беседует о вакцинах и превентивных мерах против опасных заболеваний с доктором ветеринарных наук, профессором, членом-корреспондентом Российской Академии естественных наук (РАЕН), заслуженным ветеринарным врачом РФ, президентом Ассоциации «Ветбиопром» Николаем Васильевичем Мельником.

– Николай Васильевич, хотим узнать про вашу разработку  вакцину против сибирской язвы. Расскажите, пожалуйста, насколько эффективна данная вакцина?

– Вакцина, разработанная группой ученых из института биотехнологий (Всероссийский научно-исследовательский и технологический институт биологической промышленности) и академиком Анатолием Яковлевичем Самуйленко, была создана на производственной базе ФКП «Орловская биофабрика». Мы сделали ассоциированную вакцину против двух заболеваний – сибирской язвы и некробактериоза. Как известно, эти болезни – настоящий бич в Сибири и на Дальнем Востоке. А некробактериоз – это бич именно крупного рогатого скота. Оба заболевания в центральном регионе нашей страны проявляются очагово, но в Сибири и на Дальнем Востоке ситуация другая. Если так можно сказать, данные болезни там присутствуют. Чтобы предотвратить вспышки, используются профилактические мероприятия – вакцинация оленей и крупного рогатого скота.

– Как часто необходимо проводить вакцинацию?

– Ассоциированной вакциной достаточно прививать раз в год. Аналогов этой вакцины в мире нет. Данная разработка применяется сразу против двух заболеваний осенью, когда проводят ветеринарно-санитарные мероприятия. И, естественно, безыгольным методом, инъектором. Вводится 0,2 миллилитра для оленей, а для КРС – 0,4. Иммунитет против болезней держится до года. Мы начали моделировать вакцину, исходя из запросов оленеводов и министерств сельского хозяйства Якутии, Чукотки. Их просьбы были именно об ассоциированной форме препарата, так как в суровых условиях Арктики, тундры, лесотундры крайне тяжело два-три раза проводить вакцинацию оленей. Как раз сибирская язва вакцинируется осенью, а некробактериоз – после Нового года. Моновакцина от некробактериоза работает примерно полгода, потом приходится снова делать прививки. А это экономически невыгодно, в том числе с точки зрения трудозатрат. Таким образом, когда проводят вакцинацию против сибирской язвы, одновременно прививают от некробактериоза. Учтите, что это одна вакцинальная доза, одна ампула.

– Два в одном, что называется.

– Да.

– Очень интересно. Разработка эффективна именно в применении?

– Перед тем как формировать досье на регистрацию, мы провели доклинические и клинические работы, а также полевые ветеринарные исследования. Проверили, что называется, на практике. Как раз в Якутии стадо из тысячи оленей разделили на две группы – контрольную и ту, которую мы сами вакцинировали. В одной прививали моновакциной, во второй – ассоциированной. Ассоциированная вакцина в итоге показала лучшие результаты не только по сибирской язве, но и по иммунитету от некробактериоза, потому что мы соединили живое с мертвым. Не буду рассказывать подробности ноу-хау, потому что институт на эту разработку получил патент. Но если коротко, то антиген некробактериоза инактивированный, «мертвый», а сибиреязвенный компонент – «живой». Конечно, была большая экспериментальная работа по связи данных элементов, чтобы они не подавляли друг друга. Нам это удалось. Сейчас готовится досье на регистрацию в Россельхознадзоре.

– А применять эту уникальную вакцину во время вспышки заболевания можно? Или ее направленность в большей мере превентивная?

– Легче предотвратить, чем лечить. В Республике Саха, например, вакцинируют постоянно. А на Ямале десять лет назад вакцинацию прекратили, отсюда и результат. Исторически сложилось, что вспышек сибирской язвы там вроде бы и не было. Но на самом деле, что такое тундра? У нас километр, у них – восемьсот!

– Территория огромная, это точно.

– И плотность населения очень низкая. Но если охватывать значительный пласт истории, с царских времен, то падеж оленей там был высоким, и не только от сибирской язвы! Это и Таймыра касается. Сибиреязвенные захоронения были организованы на том уровне развития науки, который существовал тогда. Эти очаги, конечно, соранились, потому что возбудитель сибирской язвы живет тысячелетие! И как только возникают благоприятные условия, не только температурные, появляется опасность заражения. Снег растаял, верхний слой земли – десять-пятнадцать сантиметров –- прогрелся, а там споры болезни. Олени питаются ягелем, естественно, разрывают почву с помощью копыт и рогов, поднимая грунтовую пыль. Таким образом происходит заражение.

– Поднимают пласт земли со спорами язвы?

– Конечно.

– Про сибирскую язву мы наслышаны. Теперь расскажите, чем опасен некробактериоз?

– Это бич оленеводства и крупного рогатого скота. Олени живут во влажной среде, что неизбежно ведет к мацерации (повреждению) копыт. Возникают трещины. Возбудитель некробактериоза обитает в желудке этих животных. С испражнениями выделяется, попадая в ранки и трещины на копытах, после чего начинает развиваться. Есть четыре степени поражения, четвертая ведет к тому, что копыта просто отваливаются. А что такое олень без копыт? Болезнь способствует и падежу. А для крупного рогатого скота это потеря веса, прежде всего. Также следует учитывать, что в больших сельскохозяйственных комплексах провоцируется развитие заболеваний, особенно при беспривязном содержании, если не выдержаны все нормативы. Очень важно соблюдать балансировку кормления, к примеру. Сейчас активно увеличивается поголовье крупного рогатого скота – в Россию КРС завозится из 21 страны для повышения племпродуктивности. И у высокопродуктивных животных как раз и появляется некробактериоз. Это происходит из-за нарушения кормового баланса рациона, потому что резистентность организма падает, а травмы неизбежны, особенно при беспривязном содержании. Пол часто решетчатый, что также ведет к травмированию. Возбудитель, как я уже сказал, обитает в навозе крупного рогатого скота, не только оленей. По молочной продуктивности КРС от некробактериоза теряет до тонны в год.

– Много!

– Вот именно. Отмечу, что ассоциированной вакциной для профилактики можно прививать животных уже с шести месяцев. Кстати, есть области, где от сибирской язвы не вакцинируют – так исторически сложилось в этих регионах: там никогда не проявлялся возбудитель. Для них мы разработали отдельную вакцину от некробактериоза для сохранения скота. На данный момент подали документы по этому изобретению. Особенность его в том, что иммунитет держится не полгода, а год. Это вакцина сорбированная.

–Такая разработка экономически более выгодная, не надо часто прививать, и трудозатраты меньше?

– Да. Ветеринарный врач за час может провакцинировать 250–300 голов. Ему не нужно бегать с иголкой за каждой коровой.

– Расскажите подробнее, пожалуйста, как проводится вакцинация?

– Безыгольный инъектор сконструирован так, что под большим давлением лекарство поступает в конкретной дозировке внутрикожно. То есть, не струей, это, скорее, принцип аэрозоля. Распыление идет с силой, которая пробивает только верхний слой кожи, не нарушая ее целостности и не затрагивая мышечную ткань. Как известно, именно она потом идет в производство. Также это гигиенично: не надо менять иглы, другие инфекции не попадают в организм животных. Предположим, перед врачом стадо в тысячу голов. Да даже если четыреста всего. Необходимо взять четыреста иголок. Представляете, какие это затраты? Разумеется, бывают нарушения. И чтобы их не было, мы решили избрать иную форму для экономической выгоды в сфере сельского хозяйства, для сохранения поголовья.

– Это идея впечатляет. Николай Васильевич, подведем итоги. Дайте, пожалуйста, рекомендации, как избежать нештатных ситуаций, связанных с очагами опасных болезней? Использовать только вакцинацию и иные превентивные меры? Как лучше действовать?

– В России есть пять государственных производителей ветеринарных препаратов. Об одном из них я уже упоминал – это ФКП «Орловская биофабрика», которая является профилированным учреждением по части сибирской язвы. Вакцины, глобулины, сыворотки, связанные с заболеванием.

Если брать в мировом масштабе ситуацию по некробактериозу (потом и о сибирской язве расскажу), то в России существуют пять вакцин, в Норвегии – две, в США – одна. Наша вакцина отличается тем, что иммунитет держится год, используется минимальная доза. Кроме того, мы не наблюдаем побочных эффектов после вакцинации.

Как предупредить сибирскую язву? Я бы хотел высказать свое мнение. В России существуют центры, например, во Владимире, которые прогнозируют заболевания. Однако нужен обособленный центр, который осуществлял бы мониторинг по всем округам и прогнозировал не на год-полтора, а делал прогнозы на срок от трех до пяти лет.

– Это возможно?

– Да, возможно, если будут хорошие прогнозисты. Тут важен не только эпизоотический мониторинг текущей ситуации: необходимо связывать эти данные с температурными изменениями, породами скота, кормовым фактором и другими региональными особенностями. Исторический фон тоже очень важен. Ведь метеорологический прогноз – это не односторонний процесс. После обработки материала можно и вывод сделать. Только метеорологи на неделю прогнозируют, а здесь исследование более глубокого порядка. Какой скот завозится, откуда? Все эти данные надо учитывать. Сейчас мы имеем неплохую ситуацию по стране, но все равно болезни иногда прорываются. Например, при перевозке скота из южных республик в центральные регионы возникают случаи бруцеллеза.

Этот центр должен полностью прослеживать перемещение животных. Изучая специфику той или иной области, мы сможем точнее проводить анализ.

– То есть, это должен быть единый центр для всей страны, который использует комплексный подход?

– Да, нужно использовать все данные и других организаций, в том числе департамента ветеринарии Минсельхоза. В этом деле важна мобильность и разноплановость. Тогда мы сможем предупреждать заболевания. Протяженность границ России огромна. Мы должны следить за всеми болезнями животных, которые есть у соседей. Если будем знать об этом, мы будем вооружены против заноса экзотических болезней животных на территорию нашей страны.

– И сможем принимать конкретные превентивные меры против того или иного заболевания.

– Этим и должен заниматься такой центр: давать рекомендации прежде всего. Четко определять границы периода превентивных мер, в частности, уточнять, когда вероятность вспышки наиболее велика. В этот момент обязательно нужно проводить вакцинацию, чтобы предупредить болезнь.

– Задумка интересная и глобальная. Надеюсь, в ближайшем будущем такая организация появится!

– Думаю, мы к этому придем. Я еще раз хочу акцентировать внимание на том, что исследовательские центры в России есть, но они узконаправленные. Не хватает более общего профиля. Работа должна быть масштабной, устанавливать причинно-следственные связи.

– Спасибо большое за содержательную беседу!

1150 просмотров
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика