Петрос Аракелян: «Бруцеллез – это мина замедленного действия»

Рубрика:
Интервью
Петрос Аракелян: «Бруцеллез – это мина замедленного действия»

Доктор ветеринарных наук, профессор, заведующий научно-производственной лабораторией диагностики и профилактики бруцеллеза животных Ставропольской краевой станции по борьбе с болезнями животных Петрос Карапетович Аракелян рассказал порталу "Ветеринария.рф" о том, почему бруцеллез считается одной из самых коварных болезней сельскохозяйственных животных, в чем причины его резкого распространения и какими методами можно победить инфекцию.  

– Петрос Карапетович, как вы начали заниматься бруцеллезом? Почему именно это заболевание стало сферой ваших научных интересов?

– После окончания в 1982 году ветеринарного факультета Алтайского сельхозинститута в Барнауле я поступил в аспирантуру Института экспериментальной ветеринарии Сибири и Дальнего Востока в Новосибирске. Тему «Диагностика бруцеллеза у яков» предложил мой учитель, известный ученый по проблеме бруцеллеза профессор Косилов Игорь Андреевич (светлая ему память – его не стало в 2005 году). Предложение было для меня неожиданным, но я согласился и в итоге связал с изучением этой болезни у разных видов животных свою дальнейшую жизнь.

– Расскажите, пожалуйста, об особенностях работы с этим заболеванием? В чем его основная опасность?

– В нашей стране в ХХ веке бруцеллез стал «бичом» животноводства, прежде всего овцеводства и скотоводства, протекал во многих случаях в виде эпизоотий, не оставляя в ряде регионов благополучных территорий, превращая хозяйства в убыточные, нанося огромный ущерб здоровью людей. Лечение больных бруцеллезом животных неэффективно, так как не гарантирует освобождение организма от возбудителя. Учитывая его широкий диапазон изменчивости, он способен из атипичных форм возвращаться в активные формы, способные неожиданно вызывать болезнь. Поэтому больные животные подлежат немедленной изоляции из общего стада и убою.

– Если сравнивать с другими болезнями сельскохозяйственных животных, насколько сложнее или проще бороться с бруцеллезом?

– Думаю, что в борьбе с любой инфекционной болезнью есть свои сложности с учетом ее специфики. У бруцеллеза своя специфика. Бруцеллез считается хронической инфекционной болезнью. Однако ее коварство, по сравнению, например, с такой известной острой инфекционной болезнью, как ящур, заключается в том, что бруцеллы могут длительно переживать в организме животных в измененных формах, не вызывая болезни. Они даже могут передаваться от одного потомства другому. Но при определенных условиях могут произойти острые вспышки болезни, причем часто совершенно неожиданно.

– Какими же методами удается побеждать эту коварную инфекцию?

– В 70-е – 80-е годы прошлого столетия в России был применен комплексный подход к борьбе с бруцеллезом на основе новых научных разработок, предусматривающих наряду с осуществлением в полном объеме ветеринарно-санитарных, организационно-хозяйственных и зоотехнических мероприятий широкое использование живых противобруцеллезных вакцин и соответствующей поствакцинальной диагностики по рациональным схемам на неблагополучных и угрожаемых территориях.

Многие регионы в то время превратились, по сути, в так называемые зоны приуроченности болезни. Бруцеллез имеет «вертикальный» путь передачи возбудителей. Приплод способен заражаться еще в утробе матери, являющейся носителем бруцелл, а также при попадании бруцелл с молоком, оставаясь их носителем, приобретая реальную эпизоотическую опасность при достижении половой зрелости и способность заражать по этому же принципу следующее потомство. Возбудители надолго укореняются в хозяйствах, стадах и отарах, прежде всего среди неиммунных животных. Так что бруцеллез – это мина замедленного действия.
В идеале для обеспечения противоэпизоотических гарантий все скомпрометированное поголовье животных должно быть отправлено на убой. Но это экономическая катастрофа!
В этой связи не оставалось другого экономически приемлемого выхода, как создание и поддержание на всех территориях среди неблагополучного и угрожаемого поголовья животных высокоиммунного состояния с помощью вакцин на длительный срок существования неблагополучия и/или угрозы заноса возбудителя извне. При этом гарантии недопущения возникновения новых вспышек болезней в значительной степени повышались за счет постепенного вытеснения всего скомпрометированного поголовья и замены его выращенным в изолированных условиях иммунным молодняком в сочетании с комплексом общих ветеринарно-санитарных, организационно-хозяйственных и зоотехнических мер. 

1478010392general_pages_i64081_ot_brucelleza_jivotnyx_ozdorovleno_tri_punkta_oblasti.jpg

– Какие результаты дал такой метод борьбы с бруцеллезом?

– В конце 80-х – начале 90-х годов благодаря широкому использованию описанного принципа удалось полностью оздоровить от бруцеллеза мелкого и крупного рогатого скота многие регионы страны. В остальных ситуацию удалось стабилизировать. Обострение эпизоотической ситуации по бруцеллезу в стране началось с 90-х годов и приобрело серьезные масштабы к настоящему времени. 

– В чем же причина возобновления вспышек?

– После распада СССР в России произошла реструктуризация животноводства. Распались крупные общественные хозяйства. Стремительно стали возникать частные хозяйства, в том числе многочисленные мелкие. В таких условиях все ранее разработанные противобруцеллезные мероприятия, в том числе с использованием вакцинации, стали неадекватными по отношению к новым технологиям ведения животноводства. Большинство животных в стране оказалось в этой связи неиммунным. Также возникли проблемы с обеспечением продолжительного непрерывного иммунитета, не дававшего возможность «поднять голову» бруцеллам, находившимся в стадах, но неспособным вызвать болезнь. Усугубилось все тем, что за счет не поддающегося надежному контролю перемещения скота новые острые вспышки болезни стали возникать не только как рецидивы существовавшей в том или ином стаде болезни, но и в виде первичных вспышек за счет заноса возбудителя извне.

– В каких регионах бруцеллез является реально проблемой?

– На начало 2017 года в России официально было зарегистрировано 186 неблагополучных пунктов по бруцеллезу крупного рогатого скота. Подавляющее их большинство приходится на субъекты четырех федеральных округов (Северо-Кавказский – 60,8%, Южный – 14,4%, Приволжский – 14% и Сибирский – 5,4% от их общего количества в РФ). 

Наиболее неблагополучными по бруцеллезу крупного рогатого скота субъектами РФ на начало 2017 года, по официальным данным, оказались в Северо-Кавказском федеральном округе Карачаево-Черкесия – 51,3%, Северная Осетия – 16,8%, Дагестан – 14,2% и Ставропольский край – 11,5% неблагополучных пунктов от их общего количества в округе; в Южном – Астраханская – 25,8% и Волгоградская области – 25,8%, Калмыкия – 22,2% и Краснодарский край – 18,5 %; в Приволжском – Самарская – 38,4%, Саратовская – 30,7% и Оренбургская области – 23,1%; в Сибирском – Бурятия – 30%, Забайкальский – 30% и Алтайский края – 20%. 

На начало 2017 года в РФ официально было зарегистрировано 17 неблагополучных по бруцеллезу мелкого рогатого скота пунктов. Из них 16 официально зарегистрированных пунктов приходится на Северо-Кавказский, Южный и Центральный федеральные округа (94,1% от их общего количества в РФ). Официально неблагополучными по бруцеллезу мелкого рогатого скота в Северо-Кавказском федеральном округе оказались Дагестан, Ставропольский край, в Южном – Краснодарский край (три неблагополучных пункта), в Центральном – Калужская, Московская и Тульская области (по одному неблагополучному пункту).
Эпидемическая ситуация по бруцеллезу к 2017 году оказалась сложной также в субъектах Северо-Кавказского, Южного, Сибирского и Приволжского федеральных округов (в 2016 году 93,1% заболевших бруцеллезом людей в РФ пришлось на указанные федеральные округа).

– Какой ущерб наносит распространение бруцеллеза этим регионам?

– Ущерб от бруцеллеза огромен. Во-первых, при острых вспышках болезни происходит массовая потеря потомства в виде абортов, рождения мертвых и нежизнеспособных плодов, яловости, другой репродуктивной патологии.
Во-вторых, большие затраты на организацию и проведение ограничительных, специальных и общих ветеринарно-санитарных и организационно-хозяйственных мероприятий, включая затраты на обезвреживание молочной и мясной продукции и потери в ее цене. В-третьих, потери от заболеваемости бруцеллезом людей и затраты на мероприятия по ее предупреждению. Список можно продолжить.

b27465e2c032680df38ea18f04d7a6ef.jpg

– Есть ли эффективные препараты и вакцины от бруцеллеза? 

– Специфических лекарств в классическом понимании при бруцеллезе животных нет. Противобруцеллезные вакцины существуют давно. Общемировую известность имеет вакцинный штамм B.abortus 19 американского происхождения. Его открытие относится к началу ХХ века. В нашей стране из указанного штамма, биологические свойства которого поддерживаются в необходимых параметрах, практически с 50-х годов прошлого века на биопредприятиях готовят живую вакцину.

В настоящее время ее применение в рекомендованной дозе при подкожном методе введения официально регламентировано только лишь для однократной иммунизации молодняка в 2–6-месячном возрасте, так как при повторных вакцинациях, которые, кстати, в противоэпизоотическом отношении очень необходимы, у животных массово и на длительный период проявляются поствакцинальные реакции. К сожалению, их невозможно отличить от реакций, вызываемых возбудителем болезни, а значит, невозможно своевременно выявить и отправить на убой больных животных.

– А есть ли вакцины отечественного производства?

– Две другие живые вакцины из слабоагглютиногенных штаммов B.abortus 82 и 75/79-АВ разработаны и производятся в России. Они нашли широкое применение у крупного рогатого скота в крупных общественных хозяйствах, где предусмотрено разделение половозрастных групп и формирование однородных в возрастном, эпизоотическом и иммунном отношении маточных гуртов. Их многократное системное применение обеспечивает формирование у животных надежного иммунитета. Контролировать эпизоотическое благополучие и своевременно выявлять эпизоотически опасных животных, спровоцированных живыми слабоагглютиногенными вакцинами, призвана рациональная дифференциальная поствакцинальная диагностика, принципиально позволяющая при ее правильном использовании признавать вакцинное происхождение серологических реакций и таким образом избегать необоснованной сдачи на убой реагирующих животных.
Однако следует признать, что в тех общественных хозяйствах, где в технологии содержания животных стало сложно или невозможно осуществлять строгое разделение половозрастных групп и формирование однородных в возрастном, эпизоотическом и иммунном отношении маточных гуртов и отар, объективная эпизоотическая оценка животных по бруцеллезу в значительной степени усложнилась.
Как я уже упоминал, распад большинства крупных общественных хозяйств и возникновение многочисленных мелких хозяйств обеспечили такие условия, при которых ранее разработанные противобруцеллезные мероприятия, в том числе с использованием вакцинации, стали частично или полностью неадекватными по отношению к новым технологиям ведения животноводства. В такой ситуации многочисленное поголовье животных в угрожаемых зонах оказалось вообще неиммунным из-за отсутствия других альтернативных схем вакцинации.
Иными словами, на фоне положительных результатов, достигнутых ранее в борьбе с бруцеллезом животных в общественных хозяйствах, в настоящее время бруцеллез «переместился» на частное неиммунное поголовье животных, среди которого невозможно эффективно использовать те схемы мероприятий, которые давали положительный результат в общественном животноводстве.

– Проводится ли вакцинация от бруцеллеза в обязательном порядке, или это личное дело каждого хозяйства?

– Вопрос очень актуальный. В настоящее время в стране идет подготовка (кстати, очень-очень медленно!) новых нормативных документов по бруцеллезу. Надеюсь, что они в определенной степени будут способствовать прогрессу. Но заведомо считаю, что не до той степени, которая была бы необходима.
Дело в том, что для многочисленных частных хозяйств, где вакцинация остро необходима, или в вынужденных, либо в профилактических целях, ее рациональных схем, которые были бы официально регламентированы, не существует. 
Как я уже упоминал, старые оказались не технологичными. А про новые – отдельный разговор…

– А что с новыми не так?

– Разработок по этому поводу много, но действительно пригодных для практики до сих пор не было. Считаем, что альтернативой регламентированным в настоящее время в РФ схемам специфической профилактики может стать разработанная нами схема конъюнктивальной иммунизации животных против бруцеллеза с использованием живой вакциной из стабильного агглютиногенного штамма B. abortus 19. Действующая доза этой вакцины в десять раз меньше, по сравнению с ее подкожным введением. Она обеспечивает формирование иммунитета на одинаковом уровне с традиционным введением, а также угасание поствакцинальных РА и РСК к четырем месяцам после вакцинации, что принципиально важно.
Конъюнктивальная иммунизация мелкого и крупного рогатого скота против бруцеллеза официально регламентирована рекомендациями МЭБ.
Конъюнктивальную иммунизацию против бруцеллеза широко внедрили на мелком рогатом скоте, в том числе в мелких частных хозяйствах, на ранее невакцинированном поголовье в условиях Республики Хакасии. Ее ежегодное использование в неблагополучных и угрожаемых отарах позволило ускорить оздоровление неблагополучных отар, а также предотвратить возникновение заболевания в угрожаемых хозяйствах.
Все материалы по испытанию конъюнктивального метода иммунизации мелкого рогатого скота против бруцеллеза уже давно находятся на рассмотрении в департаменте ветеринарии Минсельхоза РФ.
Есть положительные результаты экспериментов и производственных опытов по изучению конъюнктивального метода иммунизации против бруцеллеза и у крупного рогатого скота.

– Решения использовать эту вакцину пока нет?

– Нет. И у нас в этой связи есть предложения для департамента ветеринарии Минсельхоза РФ ускорить процесс рассмотрения и официального утверждения конъюнктивального метода иммунизации мелкого рогатого скота против бруцеллеза. Также мы считаем, что необходимо разрешить производственное испытание конъюнктивального метода иммунизации против бруцеллеза на крупном рогатом скоте в неблагополучных и угрожаемых мелких частных хозяйствах, где противобруцеллезные мероприятия осуществляются без применения вакцин. И при положительных результатах этого испытания ускорить процесс официального утверждения.

438 просмотров
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика