По кому звонит владимирский ящур?

Рубрика:
Интервью
По кому звонит владимирский ящур?

Недавно россиян напугала неожиданная новость. С полок магазинов внезапно стали изымать молоко одной из самых популярных марок – «Домик в деревне». Вскоре выяснилось: причина – ящур, опасное инфекционное заболевание, обнаруженное у коров одного из поставщиков компании. Какие еще опасности скрывают омуты российских молочных рек, корреспонденту «Мира Новостей» рассказала доктор биологических наук, профессор, президент ассоциации «Ветбезопасность» Лилия Сургучева.

– Лилия Михайловна, как вообще могла случиться такая ситуация? Почему молоко пришлось изымать прямо с прилавков? У нас что, ветеринарные службы не работают?!

– Именно потому, что они работают, все так и случилось. И лично я считаю эту ситуацию хорошей. Посмотрите сами: субъект среагировал быстро, все вовремя выявил, принял меры. Поставили диагноз, всех оповестили, проинформировали. И обратите внимание –скрывать ничего не стали. В итоге вовремя купировали ситуацию, профессиональная работа. Другое дело, что нужно серьезно разбираться с этой ситуацией, ведь именно там, где сейчас произошла вспышка ящура (а это хозяйство во Владимирской области), находится Федеральный центр защиты животных, который был в советское время организован как научно-исследовательский ящурный институт, вокруг которого постоянно происходила вакцинация сельскохозяйственных животных от ящура. И важно разобраться вот именно с этим: произошел ли вынос оттуда или штамм занесли извне? Ведь в этом институте до сих пор находится коллекция штаммов, хотя вакцинация животных уже несколько лет не проводится.

– Подождите, я не ослышалась? Мы больше не проводим вакцинацию от ящура?

– К сожалению, вакцинация в районе Федерального центра защиты животных была отменена в 2013 году. Институт работает, а вакцинации нет. Вопросы есть не только по ящуру. Приостановлена разработка вакцины против лейкоза крупного рогатого скота, по поводу которого научными исследованиями доказано, что он влияет на развитие опухолевых заболеваний у человека. Так что профессионализм специалистов в регионах сегодня на вес золота. По сути, он и есть наш главный щит от инфекций, передающихся от крупного рогатого скота человеку. Благо у региональных специалистов еще есть полномочия.

– А может не быть?

– Увы. Говорим об этом уже больше года, но почему-то нас не слышат. А ведь ситуация действительно может стать довольно опасной для здоровья людей.

– А можно с этого момента поподробнее?

– Все началось летом 2015-го, когда в Закон РФ «О ветеринарии» от 14 мая 1993 года №4979-I Федеральным законом от 13 июля 2015 года №243-ФЗ были внесены изменения. Причем внесены они были тихо, без широкого обсуждения с профессиональным и экспертным сообществом. Но вот изменили эти поправки достаточно многое. И главное – добавили полномочий федеральному органу, частично забрав их у субъектов. С тех пор в нашей отрасли начался странный процесс, в результате которого на субъектах, то есть региональных специалистах, лежит та же ответственность, что и была, но при этом они лишены части полномочий в области мониторинга. А мониторинговое исследование – это, по сути, проверка качества продукта, его чистота от инфекций, и установка диагноза, и контроль возбудителя в природе для начала своевременной профилактики.

– Как это, ответственность есть, а полномочий нет?

– Буквально так. Но региональные специалисты все равно вынуждены заниматься мониторингом своего продукта, чтобы соблюсти его безопасность, и потому, что они все равно за это отвечают! Но итог – дополнительная нагрузка и дублирование информации. Ее мы получаем теперь из двух источников – регионального и федерального. Разночтения усложняют процесс формирования мероприятия. Как следствие –возможность ослабления ветеринарного контроля.

– Если контролируют и те и другие, почему контроль ослабевает?

– А представьте ситуацию: местный ветеринар при проверке скота в своем регионе обнаруживает у коровы болезнь. Разумеется, решение он должен принять мгновенно. Насколько серьезна ситуация? Как ее стабилизировать? Достаточно ли провести животному операцию или вакцинацию? Или все настолько серьезно, что животное необходимо умертвить и срочно утилизировать? Все это доктор должен понять и решить быстро. А у него нет на это полномочий! Что ему тогда делать? Передавать сведения в федеральный орган, у которого эти полномочия есть? Ждать решения? А если для проведения исследования нужны деньги? А если их дадут не сразу или недостаточно? Болезнь, она же не будет ждать инспектора, она будет развиваться.

– Добавить к этому отмену вакцинации...

– Это не единственное, что можно добавить. Не стоит забывать и про то, что инфекции не дремлют. Мало того, что они то и дело напоминают о себе, вспыхивая то тут, то там (в мае была зафиксирована вспышка сибирской язвы, сейчас вот проявился ящур), но ведь периодически появляются и новые. И если в перечне заразных болезней, установленных приказом Минсельхоза, сегодня указано 77 заболеваний, в том числе общих для человека и для животного, то в реальности мы, ветеринары, их насчитываем уже более 100. Пример - нодулярный дерматит. Появился он сначала в Дагестане, потом в Волгограде, то и дело вспыхивает в других регионах. Новейшее заболевание рогатого скота, которое переносится насекомыми и внешне напоминает оспу. На теле животного начинают появляться и множиться страшные язвы, от чего оно мучается, худеет, перестает давать молоко. А вакцины от этой инфекции просто нет, ее еще не придумали. Поэтому все зависит от региональных врачей. В условиях импортозамещения, о котором мы постоянно слышим, следовало бы, наоборот, регионы усиливать, усиливать их ветеринарные службы, которые обеспечивают очень важный ветеринарный процесс. А пока все катится совсем в другую сторону – в сторону ослабления контроля над продовольственной безопасностью, и это очень опасно.

1019 просмотров
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика