«В ближайшие два-три года в мире возникнет новая эпизоотия вируса гриппа лошадей»

Рубрика:
Интервью

Портал Ветеринария.рф побеседовал с заведующим референтной лаборатории МЭБ по ринопневмонии лошадей ФГБНУ ВНИИЭВ, доктором ветеринарных наук, профессором Константином Павловичем Юровым о проблемах российского коневодства, а также о наиболее опасных заболеваниях лошадей и методах их профилактики.

- Константин Павлович, как вы начали заниматься лошадьми?
 - В 1966 году генеральным секретарем был Никита Сергеевич Хрущев. У него было несколько пунктиков, на которых он был повернут. И один из его пунктиков был такой, что он устроил гонения на лошадей. При нем было очень много причинено вреда российскому коневодству. Масса лошадей сдавалась на мясокомбинаты, без разбора их племенной ценности, и так далее. Вместе с этим решался продовольственный вопрос, догнать и перегнать Америку, и развивалось свиноводство, молочное скотоводство. А лошади были практически заброшены, ветеринария перестала с ними работать, и научные учреждения, в том числе. А в конце 1966 года вышел приказ министра сельского хозяйства СССР об организации в ВНИИЭВе группы по изучению инфекционных болезней лошадей. По Москве это сделать было очень трудно, тем не менее, в Институт были даны пять штатных единиц, соответственно, зарплата и все прочее. Я оканчивал аспирантуру, мне предложили, и я пошел в эту специальность. Вот с тех пор работаю.
- И как работалось на заброшенном участке?
- Проблем у нас сразу возникло много, ведь был такой период времени, когда мало обращали внимания на заболевания лошадей. Выяснилось, что много проблем в коневодстве, здесь и болезни органов жеребят, и болезни конематок – кобыл, общие опасные заболевания, такие как инфекционная анемия лошадей. Это очень опасное заболевание, потому что оно практически смертельное. Независимо от того, в какой форме оно протекает, в острой или хронической, конечный результат – печальный для лошади. В это время наши исследования инфекционной анемии совпали с интересом к этому заболеванию был во всем мире. Инфекционная анемия тогда представляла проблему для коневодства и в Соединенных Штатах, и в Европе, и в Китае. У нас в Советском Союзе к тому времени лошадей было много, 10 миллионов. И несколько стран над этим делом вместе работали, и, в конце концов, выработали общую систему диагностики и мероприятий, основанных на современных методах. Она и сейчас действительна, эта система, и по сегодняшнее время. Во всем мире ей пользуются.
 - И что это за система?
 - Мы использовали американскую систему. Сейчас не знаю, жив ли такой ученый - Лерой Коггинс. Он предложил реакцию диффузионной преципитации для диагностики инфекционной анемии, она до сих пор используется во всем мире. Мы очень быстро освоили эту реакцию, и она точно так же у нас используется для контроля над этим заболеванием.
- С какими еще проблемами столкнулась ваша лаборатория?
- Надо было выяснить причину массовых заболеваний органов дыхания у жеребят и абортов у кобыл. Мы выяснили, выделили вирус гриппа лошадей, разработали диагностику и вакцину для вируса гриппа лошадей. Сейчас она еще на Курской биофабрике выпускается. Другое герпесвирусное заболевание – ринопневмония лошадей, вирусный аборт. Этот вирус вызывает массовые выкидыши у жеребых кобыл. Предложили свои меры диагностики, мероприятия для предотвращения этого и других заболеваний. В этом плане все исследования продолжаются. Сейчас, в связи с усилением международных массовых коммуникаций, в связи с желанием наших конников обзавестись лошадьми высокого класса и в связи с закупкой большого количества племенных животных, существует опасность заноса каких-нибудь новых заболеваний к нам. Их достаточно много, поэтому все время надо контролировать, чтобы на территории России максимально обеспечить профилактику этих заболеваний, чтобы они не были занесены, а если попадется лошадь, чтобы ее вовремя выявить.
- А как вы оцениваете качество импортируемых лошадей?
- Тут каждый покупатель рассчитывает на свой кошелек. Если он достаточно объемистый, то они покупают очень хороших лошадей. Например, Президент Чечни, Кадыров, покупает немного, но очень хороших лошадей. Кто-то поскромнее, конечно, покупает. Все зависит, для чего, для каких целей. Есть же лошадь, которая где-нибудь в дерби будет участвовать, и чистокровные лошади, которые в так называемых гладких скачках используются. Но это самые дорогие.
- У нас коневодство в основном в частных руках? Или есть какая-то государственная программа по разведению лошадей?
- Есть, конечно, программа по разведению лошадей. У нас же есть Институт коневодства в Рязани. Теперь объединили эти Академии, была Российская Академия сельскохозяйственных наук, а теперь – Российская Академия наук. Это государственное учреждение на бюджетной основе занимается улучшением пород. Есть государственные конные заводы, но много перешли в частные руки. Правда, не все владельцы ведут себя хорошо по отношению к этим заводам. Но зато создались новые заводы, возникли, можно сказать, на пустом месте, с хорошим составом, племенным. Волгоградский завод есть такой. Есть владельцы, которые имеют не много, но классных лошадей - рысаков или верховых. Покупают лошадей для выступления в спорте, для выездки, одну-две лошади. Но это должны быть достаточно состоятельные люди, потому что содержать лошадь – это не дешевое занятие. А поскольку пытаются сэкономить на покупке лошадей, то часто покупают лошадей недостаточно здоровых, не проверенных. Кто-то их сдает, старается от них избавиться. Вроде смотрят – лошадь хорошая, цена вполне приемлемая, а на самом деле эта лошадь чем-то заражена. Бывают такие случаи. И потом новый владелец этой лошади страдает по этой причине.
- Но есть же проверки извне, чтобы выявить патологии? Или сам конник должен вызывать ветеринара?
 - Вообще у нас существует такой порядок, и мы в этом плане впереди планеты всей, надо сказать. У нас проводятся ежегодные плановые исследования лошадей, обязательные. Каждая лошадь как минимум один раз должна пройти обязательную проверку.
- Это, конечно, выявляет болезни.
- Инфекционную анемию, во всяком случае. Это обязательно, как с советских времен заведено это дело.

- Инфекционная анемия настолько опасна?
- Есть три инфекции, возбудители которых довольно близкие между собой, имеют генетическое родство. Это СПИД – иммунодефицит человека, лейкоз крупного рогатого скота, а у лошадей своя болезнь - инфекционная анемия лошадей. Это серьезная проблема для коневодства многих стран. В нашем институте по болезням лошадей много сделано для диагностики. У людей, если вы поинтересуетесь, СПИД – об этом мало говорят, но это страшная проблема. Он идет, расширяется, и заражаются многие тысячи людей. Лейкоз – с ним у нас борются, но еще далеко, свет в конце тоннеля еще не виден даже, потому что в среднем по стране зараженность крупного рогатого скота процентов 60-70. Я могу ошибаться, но что-то около этого. Если говорить об инфекционной анемии лошадей, то у нас есть в европейской части, особенно по поголовью спортивных, племенных лошадей, инфекционная анемия регистрируется, выявляется, ежегодно в пределах 0,1-0,2%. 60% и 0,1% – разница есть, да? В результате чего? В результате того, что мы правильно проводим профилактику. Используя современные методы, мы старались все время поддерживать высокий уровень борьбы с этим заболеванием. В результате мы имеем только единичные случаи ежегодно. Но само по себе заболевание очень опасное для лошадей, потому что они либо погибают, либо их убивают, что надо делать обязательно. Сейчас поскольку физическая нагрузка на лошадей очень нормированная, а содержание, кормление достаточно приличное, эта болезнь протекает в латентной форме. Клинически она никак может не проявляться, или настолько это будут слабые признаки заболевания, что неопытный глаз их не видит. Но при всем этом лошадь остается источником возбудителя инфекции, то есть, источником вируса. А вирус передается либо кровососущими насекомыми – слепнями, либо при неосторожном обращении, при прививках, со шприцами, иглами. И тут возникает чисто моральный, социальный конфликт. Вот у частного владельца обнаружили лошадь, которая больна инфекционной анемией. А она у него почти как член семьи, а иногда даже привилегированный член семьи – если он узнает, что она заболела, он старается ее как можно больше оградить от всяких неприятностей, не говорит об этом, прячет ее где-то. Но она же все равно остается носителем, она представляет опасность для других лошадей. Вот об этом владелец забывает, что эта лошадь, зараженная вирусом, представляет опасность для других лошадей, и он подставляет десяток, два десятка или больше, лошадей здоровых на данный момент. Размышляя, я пришел к выводу, что тут дело, в основном, в самих владельцах, они должны сами проявлять сознательность.
 - Но есть же обязательные проверки, как мы говорили.
 - Да. Но угнаться сейчас за каждой лошадью в современной системе санитарного контроля, когда все поменялось, невозможно. Когда это все было государственное, это было достаточно просто: врач государственный, животное государственное, интересы государственные, надо оздоравливать, все. А сейчас – частная лошадь, и он ее прячет, где-то скрывает, но создает очаг инфекции. Может вызвать довольно сильную вспышку заболевания, если вовремя эту лошадь не выявить и не убить. Тут в чем суть вопроса – что больную лошадь надо убивать. Но как это я буду убивать лошадь, я так ее люблю, она такая хорошая, такая красивая, такая добрая, ласковая. Это понятно чисто с человеческой точки зрения. Но если шире смотреть, ты же можешь заразить еще одну, и еще одну, и десяток, и два десятка. Так ведь? Поэтому здесь за порядком должны следить, я считаю, сами конники, любители лошадей. Если они не станут на эту стезю, не будут сами следить за возможными появлениями этих вирусоносителей, то тут очень трудно будет что-то сделать.
- В последнее время не появилось новых опасных заболеваний?
 - Да, есть несколько таких заболеваний. Контагиозный метрит лошадей, судя по публикациям, представляет серьезную проблему. Мы стараемся его разными способами не допустить, главным образом, проверять всех лошадей, которые поступают к нам по импорту, чтобы не занести.
- А сколько примерно времени требуется на создание вакцины от новых заболеваний?
 - Новые вакцины в наше время создавать – это очень сложное дело. Когда все это было государственное, работала единая государственная система, на это лет пять надо было примерно. Сколько сейчас – я затрудняюсь сказать, потому что система контроля, регистрации вакцин – все поменялось, и я прогноз боюсь дать. Но не меньше пяти лет. Это самый малый срок для создания новой вакцины. Сейчас больше совершенствуют старые вакцины. Скажем, грипп лошадей. Вирус периодически мутирует, меняет свою антигенную структуру частично, это вирус гриппа второго типа. Существующую вакцину можно менять, старый штамм менять на новый штамм. Но это тоже довольно трудоемкое занятие, и требует серьезного финансирования. Сейчас рыночная экономика, за все надо платить.
- А финансирование вашей лаборатории сейчас достаточное?
- Финансирование, я бы так сказал, минимальное. Только для того чтобы лаборатория работала. Минимальное не в том смысле, что мало вообще, а для того чтобы работать, надо, чтобы определенные суммы выделяли. Сейчас внедряют грантовую систему, подавать на грант, но там первостепенное внимание, львиная доля всех средств выделяется на гранты по фундаментальным наукам, типа есть ли жизнь на Марсе или нет жизни на Марсе. Это я в шутку говорю. А в прикладных очень трудно доказать необходимость исследования каких-то новых болезней или разработки нового лекарства.
- Константин Павлович, какие перспективные разработки и исследования сейчас осуществляются лаборатории? И какие планы на будущее?
 - Во-первых, надо отслеживать, чтобы на территории страны не появлялись какие-то новые экзотические заболевания, типа энцефалитов, или, скажем, лихорадка Западного Нила - общий для человека и животных опасный вирус. Необходимы разработки, которые позволили бы обезопасить, в первую очередь, высокоценных племенных и спортивных лошадей. В связи с этим надо большое внимание уделять такому мониторингу лошадей и вообще любых животных на благополучие по тем или иным заболеваниям. Необходимо совершенствовать существующие методы диагностики, повышать их специфичность, чувствительность. Это относится и к инфекционной анемии. Грипп лошадей – последняя вспышка у нас была в 2007-2008 годах. Повторяемость этого вируса гриппа – 10-12 лет. Можно ожидать, что в ближайшие два-три года и в мире, и у нас, возникнет новая эпизоотия или панзоотия вируса лошадей, что будет связано с появлением нового вируса гриппа, нового штамма вируса гриппа. То ли это будет модификация существующего вируса, то ли может появиться совершенно новый вирус гриппа лошадей. Все эти исследования занимают много времени, внимания ежедневно. Сейчас, тем более, появились новые методы диагностики, новые методы изучения генома вирусов, которые позволяют понять сущность изменений в вирусном геноме и прогнозировать возможное появление новых возбудителей или на их основе изобретать и внедрять новое поколение вакцин.

907 просмотров
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика