«Ветеринар сочетает 50 специальностей, 50 направлений, которые должен знать в совершенстве».

Рубрика:
Интервью
«Ветеринар сочетает 50 специальностей, 50 направлений, которые должен знать в совершенстве».

В дни празднования профессионального праздника ветеринаров председатель Межрегиональной общественной организации «Совет ветеранов ветеринарно-санитарной службы вооруженных сил», генерал-майор ветеринарной службы запаса Виталий Петрович Ветров рассказал Ветеринарии.рф о своей работе на благо отечественной ветеринарии и о профессии военного ветеринара.

- Виталий Петрович, для большинства людей профессия ветеринар ассоциируется с доктором Айболитом, который лечит кошечек и собачек. Насколько этот образ соответствует действительности?
- Ветеринар – это понятие у обывателя связано с животными – с кошечками, с собачками, это чисто традиционное, исторически сложившееся наименование осталось, а, на самом деле, ветеринар решает гораздо большее количество задач, нежели это кажется со стороны. Недаром же есть крылатое выражение, что медицина лечит человека, а ветеринарная медицина излечивает человечество. Оно действительно так, потому что всякий мелкий вопрос, который касается прямо или косвенно, идет в сферу биологической цепи, которая существует в природе, начиная от воды, солнца, энергии, кормов, и прочего, приходит к животному, а затем уже к человеку. И в этой сложной биологической ситуации нам приходится разумно вертеться, работать, приводить в соответствующее положение, человечество в порядок, и добиваться главного. Я даже написал книгу, которую назвал «Нас учила жизнь», описал жизнь нашего поколения на фоне происходящих событий, военной сферы приложения ветеринарии, древней науки, которая явилась прародительницей отечественной медицины. Вот из этого идет развитие. Триста лет она служит, об этом моя книга «Триста лет военной ветеринарии». До этого была издана книга про военную ветеринарию аж в 1905 году, тоже там был юбилей, когда ветеринарная служба подчинялась лично царю. Вот такие были дела в нашей службе.
- Что, прежде всего, подразумевает работа военного ветеринара?
 - Конечно. Главная задача военной ветеринарии трактуется так: охрана здоровья личного состава войск и сил флота от болезней, общих для человека и животных. У нас четко разграничены функции между медицинской эпидемиологией и ветеринарной эпизоологией, хотя это одно и то же, одни и те же заболевания, которые присущи и человеку, и животным. Любой ветеринарный начальник отвечает за территории, которые ему подвластны, за эпизоотическое состояние, ветеринарно-санитарное состояние, размещение и боевых действий войск. То есть, например, война сейчас идет где-то на Украине, на территории Донбасса, Донецкой республики и Луганской республики. Тут сопредельный начальник Северо-Кавказского военного округа, он полностью несет ответственность за свои территории, не дай бог, чтобы что-то там получилось, и внимательно следит за сопредельной территорией. В нашем плане, в нашей бытности, кроме обладания специальными знаниями в области биологии, ветеринарный врач – это универсальная специальность во всех отношениях. Я как-то посчитал, каждый человек совмещает в себе 48 направлений. Допустим, взять медицину, врача. Он чисто проктолог, чисто анестезиолог, чисто пульмонолог, чисто аллерголог, чисто хирург, чисто какой-то узко специализированный онколог. Ветеринар же сам по себе сочетает 50 специальностей, 50 направлений, которые должен знать в совершенстве. Ему все равно, как это будет выполнено, ему главное – то, чтобы достигнуть желаемого результата, желаемого момента излечения животного, и постановки его на ноги. Единственное, что животное безмолвное, оно же не может сказать, не может пожаловаться, ты своей головой, своими мозгами должен дойти до этого, сказать: вот так вот, котик, что у тебя там в глазу зашевелилось, и почему у тебя зубы повыпадали.
- А помимо лечения животных, за что еще отвечает военный ветеринар? 
- Во-первых, он, кроме своих профессиональных знаний и отношения, любви к делу, должен совершенствовать все участки структуры своего военного дела. Он в любой момент должен заменить командира, убьют-не убьют его, выйдет он из строя, он должен командовать людьми. Он должен иметь возможность влиять на ход событий, потому что имеет высшее образование, имеет голову, потому что имеет предвидение предстоящих событий. Он проводит мониторинг, проводит прогноз, дает какое-то определение. Дальше: он должен заменить любое положение ветеринарно-санитарного обеспечения материально-технического обеспечения, он стоит на четвертом месте, самостоятельное обеспечение вооруженных сил. То есть, кроме того что должен решать свои ветеринарные вопросы, я должен знать организационные, оперативные, я должен тактические вопросы в совершенстве знать. Я должен знать состояние службы горючего, которым заправляют, начиная от ракеты и заканчивая танком, тактико-технические характеристики топливозаправщиков. Я должен, как автомобилист, провести колонну; как мостостроитель, должен дать возможность проезда через понтонный мост, переправу, где угодно. Я, как дорожник, должен знать, где можно колонне проложить путь, а где нельзя. Я, как вещевик, должен знать, подходят эти валенки к этим климатическим условиям или нет. Я, как продовольственник, должен в совершенстве знать температуру первого блюда, второго блюда, температуру чая, температуру киселя. Вот мне задают вопрос: температура киселя? Я думаю: нет такого в инструкциях. Нет, врешь, братец, температура чая – 65 градусов, температура киселя – 38-42. Вот такие нюансы. И в отношении технологии приготовления пищи, и как при отправке авиационным и морским… В общем, все специальности мне приходилось испытывать.
- Виталий Петрович, сколько человек находилось у вас в подчинении, и какова была зона ответственности?
- В мою бытность конкретно мне было подчинено порядка 1800 военнослужащих – офицеров и прапорщиков, рабочих и служащих – в два раза больше. А во всех организациях, где присутствовали наши специалисты – я имею в виду гражданский персонал, вместе с обслуживающим персоналом, водителями, сторожами, кочегарами, охраной, и прочими, вместе с военными совхозами было в свое время 20 тысяч человек. Была мощная, крепко организованная по всем направлениям служба, которая принимала участие, находилась везде, во всех структурах вооруженных сил. Тогда у меня были полномочия таковы, что весь силовой блок, где законодательно или конституционно предусмотрена была военная служба – везде были наши структуры, начиная от Комитета госбезопасности, Министерства внутренних дел.
- Как вы оцениваете состояние военной ветеринарии сегодня?
 -Я сужу по результатам учений, которые проводили, «Восток-2014», сейчас армия не та, которая была десять лет назад. Сейчас армия очень серьезная, с ней воевать очень опасно. Я вот посмотрел – начиная с рядового бойца и заканчивая офицерами, генералами – это совершенно другие люди, другой подход. Ну, платят нормально. Если бы мне сейчас, допустим, платили так! Я замминистра говорю: был бы у меня возраст моложе лет на пятнадцать и здоровье было, я с удовольствием пошел бы на любую должность служить. Просто служить, без всяких сомнений. Я вот был в Арктике, в арктическом командовании, на островах Шпицбергена, на Новосибирских островах, острове Врангеля, где восстанавливается сеть аэродромов, системы противовоздушной и космической обороны. Там серьезно. Вы знаете, сколько получает лейтенант на острове Греэм-Белл, есть такой аэродром? 300 тысяч. На полном государственном обеспечении, одет бесплатно, обут, жильем обеспечен. Есть люди – вот, допустим, Клочков, он получает ежемесячно премию 60 тысяч. Есть люди, получают премию по полмиллиона, по 300 тысяч ежемесячно. Вот так работа поставлена. Естественно, народ стремится работать.
- Какие проблемы в ведомстве можете обозначить?
 -Приходится мне сожалеть, что в 2010 году был ликвидирован военно-ветеринарный институт. Это уже другая проблема, она очень серьезная. Я пытаюсь сейчас в Санкт-Петербурге, на командном факультете, созданном в этом году, создать цикл или классы подготовки. Сейчас осталось 1200 с лишним человек. Ну и конечно, в семье не без урода. Если человек не способен решать вопросы, он просто выдавливается из коллектива, просто не приживается. Если он халтурит, если он жулик, не дай бог, относится к своему делу совершенно непрофессионально, с проявлением алчности, заработка денег… У меня был такой случай, с помощником. Хороший молодой парень, звать его Иван. Едем мы на машине, он по телефону консультирует пациентку: сделайте то, другое, третье, четвертое, пятое-десятое. А рецепт как действует? Посмотрите в интернете, там расписано. Я говорю: «Иван, ты что творишь-то? Какие деньги берешь за консультацию! Человек завтра придет и потребует за вот эти вопросы. Ты понимаешь, что работа-то на семь копеек, черт возьми? Или прививка на семь копеек, внутривенная или какая другая, а я прихожу, и отдаю полторы тысячи за то, чтобы нормально капельницу поставили. Это же вообще грабеж». Вот такие люди-хапуги выживаются, уходят из наших рядов, вот просто уходят.
- Как вам кажется, чего сейчас не хватает военной ветеринарно-санитарной службе? Может быть, какие нововведения вы бы порекомендовали?
 - Военной ветеринарии сейчас необходимо следующее. Во-первых, кроме реорганизации, которая сейчас происходит – а реорганизация происходит в правильной, положительной динамике. Необходимо в первую очередь вернуть или восстановить военное специальное ветеринарное образование. Это в первую очередь. Создать учебные заведения высшей школы, дл того чтобы готовить правильных, грамотных. Восстановить научную школу, или научные направления, которые вели разработки в целях совершенствования тылового обеспечения и повышения боеготовности войск. Это очень большая работа, на нее потребуется уже не пять, не десять лет, а может быть, даже и не пятнадцать. Кадры ушли, преподавателей-ученых нет, поумирали или стали очень старыми. Вот это направление. И третье направление для улучшения – это техническое перевооружение и оснащение всего лабораторного парка и технического парка. Вот три направления, и все будет стоять на своих местах, на своих устоях, как оно должно быть, как оно было. Может быть, не в совершенстве было. Никогда совершенство не достигается в общем в армии, как бы нам хотелось, но минимально можно приблизить к этим условиям. Я здесь делаю оговорку. Образования как такового – нельзя сказать, что нет. Курсы усовершенствования существуют в Санкт-Петербургской военной академии материально-технического обеспечения. Там занимаются 4-5 преподавателей с учеными степенями, повышают там свою квалификацию, и офицеры ветеринарной службы из силовых структур. Весь состав округов и флотов из стратегических объединений. Обучение они проходят по 2 месяца. Но глобальных нареканий за последние 10 лет у меня нет.
- Виталий Петрович, сейчас вы продолжаете контролировать ситуацию, но уже в качестве эксперта?
- Сейчас у меня должность называется правильно так: инспектор группы инспекторов Министерства обороны Российской Федерации. Прикомандирован я приказом заместителя министра, который отвечает за этот участок работы, в органы материально-технического обеспечения, к заместителю министра обороны, генералу армии Булгакову Дмитрию Витальевичу, работаю непосредственно там. Это одна сторона моей работы. Вторая сторона моей работы носит чисто общественный характер, я заместитель председателя Центрального Совета ветеранов тыла вооруженных сил. Это межрегиональная организация, она насчитывает около 18 тысяч человек. Начиная от Владивостока, заканчивая Калининградом и Североморском, Крымом, там находятся все организации, которые мы курируем. В общей сложности в центральный Совет входит порядка 14 самостоятельных ветеранских организаций. Ветеранская организация ветеринарно-санитарной службы насчитывает, по состоянию на сегодняшний день, порядка 385 человек только по Москве и Московской области. Так что и по сей день я прохожу эту службу. Я ни о чем не сожалею. В этом году, 26 марта, исполнилось 49 лет, отданных мной ветеринарии. В следующем году будет 50 лет в строю. То есть, я прошел путь от рядового санитара до самой высшей ветеринарной военной должности, которая существовала в Советском Союзе и в Российской Федерации. Раньше она называлась военно-ветеринарной службой, а в период 1991-1992 годов я создал ветеринарно-санитарную службу Вооруженных сил Российской Федерации. То есть, прошел путь от самого низа, прошел все ступени, которые существуют в военной ветеринарии, до самого верха. Выше – только солнце, а выше солнца только бог, это по ветеринарному делу.

2132 просмотра
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика