Виктор Шишлянников: "Вертикаль ветеринарной службы нарушена, и мы остались наедине со своими проблемами"

Рубрика:
Интервью
Виктор Шишлянников: "Вертикаль ветеринарной службы нарушена, и мы остались наедине со своими проблемами"

Главный ветеринарный врач, главный ветеринарный инспектор Моздокского района республики Северная Осетия – Алания Виктор Михайлович Шишлянников рассказал порталу "Ветеринария.рф" о работе ветеринаров в Моздокском районе, опыте работы с ЭВС и проблемах, стоящих перед ветслужбой региона. 

– Виктор Михайлович, расскажите, пожалуйста, какие основные задачи стоят перед вами на сегодняшний день?

– Задачи – те же, что стоят перед госветслужбой РФ. Районная ветеринарная служба работает над обеспечением эпизоотического благополучия и безопасности продуктов животноводства на закрепленной территории. У нас в Моздокском районе свинокомплексы, молочно-товарные фермы все почти закрылись. Остались в основном личные подсобные хозяйства и мелкие КФХ. Тем не менее, как у нас на Кавказе говорят, что нужно для «большой невесты», то же самое нужно и для «маленькой». Надо проводить тот же самый комплекс профилактических мероприятий против инфекций. Естественно, существует определенный план, госзадание, и мы обязаны обеспечить его выполнение.
Год заканчивается. И практически все показатели у нас выполнены за 90%. Почему не 100%? Потому, что информация о наличии поголовья постоянно меняется, правда в течение года идут корректировка и изменения нашего плана. Сейчас ведь это личное дело каждого хозяина – регулировать численность поголовья животных.
И те хозяйствующие субъекты, кто работает цивилизованно, те, конечно, обращаются к нам. А те, которые хотят делать теневой бизнес и не соблюдают наши ветеринарные правила, сталкиваются с большими проблемами. Как правило, такие «предприниматели» долго на рынке не задерживаются.

– Сейчас можно перевозить животных и продукцию для себя без сопроводительных документов с одной фермы на другую, если один владелец. Как это сказывается на эпизоотии?

– Несмотря на то, что для личного потребления можно провозить подкотрольный груз без ветеринарно-сопроводительных документов, большого потока пока не наблюдается. Тем не менее, все равно приходят и просят у нас сертификаты на бумажном носителе. Электронным документам почему-то не доверяют. Поэтому мы пока выписываем, конечно, по обращению.
Но это касается, в основном, домашних животных (собаки, кошки), птицы, различных декоративных животных. На сельхозживотных без оформления ВСД не обходится. Даже если кто-то везет в личное пользование, постоянно обращаются к нам, чтобы видеть историю проводимых ветобработок .
У нас ведь кругом региональная граница. Мы находимся в такой зоне, когда мы граничим с Кабардино-Балкарией, Ставропольем, Чеченской и Ингушской Республиками. Наш Моздокский район как бы отрезан от самой Северной Осетии , как «аппендикс».
Транзитного транспорта очень много, который по нашим трассам идет в эти субъекты. Когда бывают какие-то особые условия или наступают какие-то ограничения, в связи со вспышкой особо опасных болезней, тогда, конечно, мы совместно с МВД выставляем ветеринарно-полицейские посты. Такие меры предпринимались в прошлом году, когда у нас была вспышка нодулярного дерматита. До этого в 2009 году, когда в Моздокском районе была вспышка африканской чумы свиней.
Но сейчас поголовье свиней резко сократилось – в подворьях осталось около 1500 голов. Это 205 подворий в 23 населенных пунктах. Хотя сейчас проводим среди населения разъяснительную работу, чтобы занимались альтернативной животноводческой деятельностью. Но из-за того, что государственной поддержки недостаточно, все это идет очень медленно.
Максимальный уровень безопасности – третий – у нас только в цеху по переработке мяса и производстве колбасных изделий, единственный в районе, который более-менее цивилизовано работает.

– Скажите, пожалуйста, из-за обилия частных, небольших хозяйств несанкционированная торговля контрафактной продукцией в районе развита?

– Я работаю в Моздокском районе более 35 лет. Когда только начинал, была еще на улицах несанкционированная торговля мясом. Совместно с милицией, санэпидстанцией и АМС мы устраивали рейды, проводили разъяснительно-просветительную работу среди населения и все это позволило ликвидировать стихийную торговлю. У нас сейчас не найдешь, чтобы мясом торговали несанкционированно. Бывают случаи торговли молочными продуктами – сельские жители иногда находят контакты с жителями микрорайонов. Но в связи с тем, что нас лишили инспекторских функций бывает некому составить протокол об административном нарушении в сфере ветеринарии. Подразделение по госветнадзору у нас в республике не создано, поэтому составить протокол по факту нарушения – это превышение полномочий. Бываю ситуации, когда мы видим нарушение, а пресечь не можем.
Я считаю, что в каждом районе должен быть ветеринарный инспектор. Пусть это будет представитель регионального ветнадзора, или же Россельхознадзора. Но районный ветнадзор нужен. Контроль-то есть, но контроль и надзор – это разные понятия и функции.

– Виктор Михайлович, какие еще недостатки в сегодняшней организации работы ветслужбы вы видите?

– Практически после 2000 года у нас ни одного тома ветзаконодательства и ветеринарных правил не издано. Если подходить юридически, то сейчас правила 4-х томов ветеринарного законодательства, созданного в СССР, недействительны, нелегитимны. А нового тоже ничего не создали, поэтому в ветеринарии очень большой застой. И очень хорошо, что создана Ассоциация «Ветбезопасность», которая своими действиями, своей информацией может довести до ветеринарных республиканских и федеральных структур, важность ветеринарной службы, профессии. 


 – Как вам кажется, сейчас федеральный центр понимает важность ветеринарной службы на местах?

– Федеральный центр, естественно, понимает важность ветеринарной службы на местах. Но, к сожалению, вертикаль ветеринарной службы нарушена, и мы, в основном, остались наедине со своими проблемами. В связи с созданием Россельхознадзора, мы надеялись, что они будут нашими как бы союзниками и помощниками в решении всех наших ветеринарных вопросов. А они действуют в роли надзирателей за нами. Сейчас большой недостаток – это отсутствие кадров. Те кадры, которые когда-то работали в хозяйствах, у нас в службе, их уже нет, уже на пенсии большинство. А молодежь не идет: низкая заработная плата.
Молодежь, в основном, оканчивает институты и создают частные ветеринарные аптеки. Или поработают немного у нас, наберутся опыта, а затем создают свои частные ветеринарные клиники. А в государственную ветеринарную службу не идут. Об этом тоже мы постоянно, на всех уровнях, говорим. Но, к сожалению, мы ни в какие программы и указы до сих пор еще не попали.

 – Виктор Михайлович, вы уже тестируете систему «Меркурий»? Как оцениваете ее работу?

– Мы давно занимаемся тестированием «Меркурия». Начали с апреля, когда Россельхознадзор оштрафовал за то, что мы не вводили в течение месяца ЭВСД. Меня, как должностное лицо оштрафовали на 5000 рублей и как юридическое лицо на 20 000 руб. Тогда всех подвергли штрафу. Как раз была компания «помощи» от Россельхознадзора. После этого, конечно, активизировались. Но здесь тоже очень много нерешенных проблем, начиная с федерального уровня, и заканчивая нами. Я своим тоже здесь говорю: за столько лет, как создали Закон «О ветеринарии», элементарные вещи не смогли отладить, а нас уже загоняют в электронную систему.

 – Но вот в таких авральных условиях внедрения ваши коллеги справляются с освоением электронной системы ветсертификации?

 – Мы пытаемся, конечно, справляться. Но постоянно идут обновления, много нестыковок, возникает много вопросов. И вот так, каждый день, с утра до вечера, работаем в этом «Меркурии» с мая 2017 года. При этом еще закрепляем хозяйствующие субъекты. А если хозсубъекты не спешат регистрироваться в системе «Меркурий», то электронный ВСД не может быть оформлен надлежащим образом. То есть до получателя он не дойдет. Поэтому фактически более полгода мы в основном дублировали бумажные носители.
У нас дислоцируется много силовых структур (МО, МВД, Росгвардия, ПУ ФСБ), с ними тоже, до сих пор нет взаимодействия. С сетевыми магазинами у нас тоже возникли проблемы. Сетевики пишут нам, что система некорректно работает с классификатором. Перечень, который записан в 648-м приказе, не всегда совпадает с теми параметрами, которые есть в «Меркурии».

– Как вам кажется, сколько времени понадобится, чтобы привести систему в рабочую готовность?
– Я думаю, что это минимум полгода, но время покажет. Для этого все должно работать четко. А до этого нам пока еще очень далеко. Термин «прослеживаемость» появился в ветеринарии только сейчас. Вообще такого понятия не существовало. Было: «продукция выходит из места, благополучного по инфекционным или особо опасным болезням», мы соответствующие ветеринарно-сопроводительные документы выдавали на бумажном носителе. А теперь «прослеживаемость» хотят. Я считаю, что это все будет нас только отвлекать, и сейчас уже отвлекает, от основной работы – обеспечения ветеринарного благополучия. Тем самым профессия ветврача девальвируется, он становится оператором по электронному оформлению ВСД. Пользуясь возможностью, хочу поздравить от себя и от имени коллектива учреждения уважаемых коллег с Наступающими долгожданными и любимыми праздниками Новым годом и Рождеством! Пусть для всех наступающий год станет годом добрых перемен, принесет радость, успехи в работе, стабильность и исполнение желаний. В домах пусть будет уютно от сердечной теплоты близких людей и всегда пусть будут рядом верные друзья и надежные партнеры! Желаем процветания, здоровья и благополучия! 

425 просмотров
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика