Владимир Лебедев: «Человеческая жестокость и зверство не имеют ничего общего с охотничьей деятельностью»

Рубрика:
Интервью
Владимир Лебедев: «Человеческая жестокость и зверство не имеют ничего общего с охотничьей деятельностью»

Законопроект о запрете контактной притравки и дрессировки охотничьих собак на основе таких методов был принят Госдумой, но отклонен Советом Федерации. Прецедент получил широкий общественный резонанс, дискуссии продолжаются. Для преодоления разногласий по законопроекту создана комиссия. По просьбе корреспондента портала «Ветеринария.рф» заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Владимир Лебедев прокомментировал ситуацию и представил свою точку зрения по спорному вопросу контактной притравки на базе испытательно-тренировочных станций.

Владимир Альбертович, какие аргументы стали решающими в ходе дискуссии, по итогам которой Совет Федерации отклонил закон о запрете контактной притравки животных?

– Осуществление охоты без собаки попросту невозможно. Охотничьи собаки не только выполняют функцию незаменимого помощника во время промысла, но и нередко спасают жизнь охотнику, в последний момент преграждая путь разъяренному зверю.

Значительную роль охотничьи собаки играют и при доборе зверя, поиске подранков. Именно благодаря собаке продолжается преследование раненого зверя, что отвечает принципам гуманности.

Между тем охота с неподготовленной собакой может поставить ее в неравные условия в сражении с дикими животными, что подвергает опасности как собаку, так и охотника. В первую очередь это касается охоты на кабана и медведя.

Не менее важно учитывать роль испытательно-тренировочных станций при проведении племенной работы с собаками охотничьих пород. Реальная оценка качеств животных некоторых пород невозможна вне таких станций. В связи с этим федеральному законодателю необходимо избрать дифференцированный подход, а не вводить общий запрет на контакт без учета особенностей племенной работы.

Известно ли, сколько в России притравочных станций?

– На сегодняшний день, по данным департамента государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства Минприроды, в России насчитывается 152 зарегистрированные испытательно-тренировочные станции. По состоянию на 31 декабря 2017 года, на таких станциях содержалось 55 барсуков, 57 кабанов, 77 медведей и 68 лисиц.

Насколько распространены, по вашим оценкам, случаи жестокого обращения с животными на этих станциях? Чем это можно подтвердить?

– Не могу сказать, насколько такие случаи распространены, ­– у нас отсутствует статистика по этому вопросу. Могу судить об этом лишь по видеороликам, распространяемым в Государственной Думе.

Не секрет, что многие жители нашей страны узнали о существовании контактной притравки животных недавно, когда сенаторы отклонили упомянутый закон. Не преувеличен ли масштаб проблем в работе станций, которые сейчас широко обсуждаются общественностью?

– Мне кажется, что масштаб проблем преувеличен. Ведь объем информации не соответствует реальному положению вещей. Более того, основная проблема связана именно с человеческой жестокостью и зверством, которые не имеют ничего общего с охотничьей деятельностью.

Как решение Совета Федерации повлияет на принятие закона о жестоком обращении с животными?

– Обсуждаемый на согласительной комиссии законопроект и проект федерального закона № 458458-5 «Об ответственном обращении с животными…» – это два разных документа, которые призваны регулировать совершенно разные сферы общественных отношений. Вопросы, связанные с испытательно-тренировочными станциями, – это область охотничьего законодательства. Однако даже в тексте проекта № 458458-5 есть прямое указание на то, что его положения не применяются к отношениям в области охраны и использования животного мира, в том числе объектов животного мира, отнесенных к охотничьим ресурсам.

Проект федерального закона «Об ответственном обращении с животными» не вынесен на рассмотрение Госдумы из-за разногласий. Что, по вашему мнению, необходимо предпринять для их преодоления?

– На мой взгляд, основные трудности при прохождении законопроекта «Об ответственном обращении с животными…» вызваны излишне громоздкими нормами законопроекта. Разработчики предприняли попытку создать комплексный законодательный акт, однако углубились в частности. Мне кажется, что в столь сложной области следует прежде всего сконцентрироваться на самых существенных, ключевых для этой сферы проблемах и не перегружать общество и контролирующие органы.

Запрет контактной притравки может нанести вред охотничьему собаководству? Чем вы аргументируете свою точку зрения?

– Оценить охотничью собаку без контакта с диким животным невозможно. Так, палочка, макет никогда не заменят дичи при оценке качеств спаниелей, легавых. Гончая должна проявить себя в погоне за зайцем, лайка – в работе по кабану или медведю. Иначе просто невозможно будет оценить их рабочие качества.

Существуют разные породы охотничьих собак и различные виды охотничьих ресурсов. Запрет прямого контакта по-разному может отражаться на них. Поэтому не следует использовать единый подход без учета таких особенностей.

Какую позицию вы намерены отстаивать на заседании согласительной комиссии? Возможны ли компромиссные решения и можно ли считать их оптимальными в данном случае?

– Мы исходим из того, что контакт возможен, если охотничья собака и зверь поставлены в равные условия. Это значит, что зверь не должен быть стеснен в движениях и должен обладать всем набором естественных средств самообороны – клыками, когтями и так далее. Если же животные ограничены в движениях, тогда следует ограничивать и возможности собак. Оптимальность такого подхода мы сможем оценить только после введения соответствующего регулирования и оценки правоприменительной практики охотничьим сообществом.

601 просмотр
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика