Анатолий Стекольников: «Нужно предусмотреть жесткие критерии открытия ветеринарных факультетов в непрофильных вузах»

Рубрика:
Публикации ученых
Анатолий Стекольников: «Нужно предусмотреть жесткие критерии открытия ветеринарных факультетов в непрофильных вузах»

Редакция портала «Ветеринария.рф» возвращается к вопросу повышения качества аграрного образования. Цикл материалов на эту тему открылся статьей ректора Московской академии ветеринарной медицины и биотехнологии. Сегодня свою точку зрения представляет ректор Санкт‑Петербургской государственной академии ветеринарной медицины, доктор ветеринарных наук, профессор, академик РАН Анатолий Стекольников. С учетом потребности в продуктах, на фоне роста мирового населения и потенциальной возможности вовлечения наших земельных богатств в хозяйственный оборот задачи развития аграрного образования в России приобретают глобальный характер. Одним из ключевых направлений остается подготовка кадров, отвечающих современным требованиям.

Семь признаков аграрного университета будущего

Я много лет работаю ректором, и проблемы высшего аграрного образования известны мне не понаслышке.

Задача создания инновационной системы высшего и дополнительного аграрного образования ориентирована на обеспечение конкурентоспособности аграрной экономики путем подготовки квалифицированных специалистов, которые отличаются высокой производительностью труда и гибкостью, способностью к принятию решений, готовностью брать на себя ответственность, создавать и распространять перспективные идеи и технологии. Для этого аграрные университеты должны стать не только учебными, но и исследовательскими центрами, генерирующими новые знания и технологии. На мой взгляд, можно выделить семь параметров аграрных университетов будущего:

– высокая квалификация профессорско-преподавательского состава;

– существенные для АПК результаты научных исследований;

– связь с бизнесом;

– достаточный объем финансирования образовательной и научно-исследовательской деятельности;

– хорошо подготовленные абитуриенты (зачисление в вуз по результатам высокого конкурса);

– наличие в вузе системы управления качеством образования;

– материально-техническая база, соответствующая современным требованиям.

Остановлюсь на некоторых из этих параметров. Для начала стоит напомнить, что в систему высшего аграрного образования Министерства сельского хозяйства Российской Федерации входит 54 вуза – 31 аграрный университет, 22 сельскохозяйственные академии и сельскохозяйственный институт. Аграрные образовательные организации расположены в 58 субъектах Российской Федерации. Численность обучающихся по программам бакалавриата, специалитета, магистратуры в вузах Минсельхоза России, по состоянию на 1 октября 2017 года, составляла 301,7 тыс. Из них 53,9% обучаются за счет средств федерального бюджета, остальные – на коммерческой основе (с возмещением затрат на обучение). 

Три десятка вузов Минсельхоза России реализуют программы среднего профессионального образования по 51 специальности. Всего по таким программам обучается 22,2 тыс. человек. Система дополнительного профессионального образования Минсельхоза России включает 22 учреждения (три академии, 16 институтов, школу и два центра). Профессиональная переподготовка осуществляется по 34 образовательным программам (в соответствии с лицензиями). Наряду с этим система сельскохозяйственного образования включает 253 техникума и колледжа, которые находятся в ведении 73 субъектов Российской Федерации.

Подготовка научно-педагогических кадров осуществляется в аспирантуре (открыта во всех аграрных вузах, подготовка аспирантов ведется по 148 научным специальностям) и докторантуре (открыта в 34 вузах). Общая численность аспирантов – 6,2 тыс.


Кадровый потенциал

В вузах Минсельхоза России сосредоточен значительный научно-педагогический потенциал. Среди 17,8 тыс. штатных научно-педагогических работников более 75% имеют ученую степень или ученое звание: 2,7 тыс. докторов наук и 10,6 тыс. – кандидатов. Однако возраст более 40% докторов наук старше 65 лет, 20% кандидатов наук – старше 60 лет. Третья часть преподавательского корпуса – люди пенсионного возраста, и только 22% – моложе 35 лет.

Многие талантливые молодые выпускники уходят работать в бизнес, частные клиники, иностранные компании. Там помимо более высокой заработной платы предоставляются социальные льготы: медицинское обслуживание, оплата телефонной связи, курсов иностранного языка, зарубежные стажировки, автомобиль, жилье и т. д. Конечно, вуз не может себе это позволить.

Высшим учебным заведениям также надо разрабатывать программы поддержки молодых преподавателей и ученых. В частности, предоставлять иногородним служебные квартиры, участвовать в городских программах строительства льготного жилья для молодых. Привлекать к работе в клиниках, создавать на базе вузов консультационные центры, где молодые ученые могли бы применять и развивать свои знания.

Еще одна кадровая проблема – профессиональный уровень преподавателей. Современные знания обновляются очень быстро. То, что еще вчера было новым, сегодня безнадежно устарело. Преподаватели обязаны повышать свою квалификацию. Но, к сожалению, это делается формально. Помочь в решении проблемы могло бы Министерство сельского хозяйства, выделяя бюджетное финансирование целевым назначением на повышение квалификации преподавателей. И проблема решалась неформально – по обмену с вузами можно было направить преподавателей на повышение квалификации. Сегодня у вузов средств на это не хватает.

Многие преподаватели уже давно не практикуют, а значит, не в полной мере знакомы с современными тенденциями. Еще очень деликатный момент в том, что им сложно преодолеть психологический барьер, например, отправиться на конференцию, международный конгресс и т. д., послушать своих бывших учеников, которые достигли высот в профессии и могут поделиться знаниями и умениями.

Источники знаний

Отдельного внимания заслуживает учебная и методическая литература. Знания обновляются настолько быстро, что издания учебников не успевают за этим. Стоимость книг высокая. Зачастую ученые ни только не получают денежное вознаграждение за свой труд, но и вынуждены искать спонсоров для выпуска пособий. Поэтому у преподавателей и ученых нет интереса к написанию монографий и учебной литературы.

Одно из возможных, на мой взгляд, решений – шире применять электронные издания, которые можно быстрее обновлять, которые экономичнее. Наряду с этим следует привлекать компании в качестве спонсоров, размещая рекламу их товара на обложке и в тексте.

Большое значение имеют новые образовательные технологии – вебинары, трансляции лекций признанных ученых. Не менее важно присутствие на уникальных операциях в онлайн-режиме, приглашение практикующих специалистов для чтения лекций и ведения практических занятий, кружков, специализаций.

Лучшие из лучших

Для всех аграрных вузов характерны более низкие показатели по ЕГЭ. Но объясняется это не их неэффективностью, а невысоким престижем сельскохозяйственных профессий. Основные причины – уровень заработной платы в сельском хозяйстве (составляет 50% от средней по экономике страны), сельские территории социально не обустроены. Поэтому в аграрные вузы поступают преимущественно выпускники сельских школ (более 60%), у которых средний балл ЕГЭ ниже, чем у выпускников городских школ.

Слабая довузовская подготовка приводит к большому проценту отчислений на начальных курсах. В качестве примера хотелось бы отметить, как решается проблема довузовской подготовки абитуриентов во Франции. В Высшую ветеринарную школу Лиона поступают 120 человек и все выходят на защиту дипломной работы. Почему? До поступления в вуз абитуриенты два года изучают теоретические дисциплины: биологию, математику, химию, физику, французский и английский языки, геологию, географию, статистику и т. д. А затем все проходят национальный экзамен: конкурс – десять человек на место. Пересдать его можно только два раза. Если не удалось, значит человек не способен получить высшее образование.


Современная материально-техническая база

В настоящее время более чем треть аграрных вузов нуждается в обновлении материально-технической базы, в частности учебных корпусов и общежитий. Несмотря на поступательный процесс модернизации, основу материально-технической базы аграрных вузов составляют фонды, введенные более 30–50 лет назад. Особенно актуальна проблема внедрения информационных технологий, современных технических средств и лабораторной базы.

Материально-техническая база, обеспечивающая учебный процесс (подчеркиваю, именно учебный процесс), в большинстве вузов морально устарела. Внебюджетных средств не хватает на создание при вузах высокотехнологичных центров – клиник и лабораторий. Они могут стать площадкой для приобретения практических навыков во время производственной практики, но учебный процесс – это совсем другое. Решение проблемы видится в тесном сотрудничестве с НИИ, бизнесом, выпускниками.

Сошлюсь на пример из опыта Франции. Финансирование Высшей ветеринарной школы в Лионе осуществляется из трех источников: господдержка (40%),  клиенты клиники школы (30%),  частные предприятия ( 30%). У нас, к сожалению, бизнес высшую школу не поддерживает. Мы часто слышим от работодателей упреки в свой адрес о качестве подготовки, но просьбы о финансовой поддержке остаются неуслышанными.

Стоит отметить, что миллионы направляются на модернизацию диагностического оборудования в государственной ветеринарной службе. Но! Зачастую оно не используется в полной мере, так как нет специально обученных кадров. Оборудование, приобретенное без соответствующей компетентной оценки целесообразности, простаивает и морально устаревает в упаковках.

Когда-то именно вузы были площадкой для повышения квалификации, получения теоретических и практических знаний. Без тесной связи с работодателями проблему материально-технической базы не решить. Надо создавать базовые кафедры на предприятиях, при содействии работодателей открывать на вузовских площадках лаборатории и технопарки.

Интеграция науки и образования

Одним из критериев эффективности работы вуза является количество денежных средств на одного преподавателя, полученных от НИР и НИОКР. Этот показатель с каждым годом увеличивается, соответствовать ему становится все труднее.

Не могу не отметить отсутствие достаточных источников финансирования научных школ аграрных вузов, невысокий уровень интеграции аграрных образовательных организаций, академических обменов и научных исследований с крупными отечественными и зарубежными научно-образовательными центрами. Основной потребитель научных разработок – агропромышленный комплекс. Сегодня предприятия АПК очень неохотно идут на сотрудничество, снизилась платежеспособность хозяйств.

Еще один аспект проблемы в том, что недостаточно создать высокотехнологичный продукт – его надо уметь продать. А для этого нужно обладать навыками менеджмента и маркетинга и сфере АПК. Мы должны готовить такие кадры, а научные отделы в вузах и НИИ должны иметь специалистов по продаже как готовых продуктов, так и технологий, научных разработок. Важно заниматься изучением рынка товаров и услуг, понимать существующие в сфере АПК проблемы, уметь налаживать отношения с предприятиями в условиях конкуренции.

Часть заказов на НИОКР мог бы взять на себя Агропромышленный комитет региона, но и здесь ответ: «финансирования нет». В случае положительного решения вопроса максимальный объем финансирования 2 млн в год при критерии оценки в 21 миллион. Финансирование НИР и НИОКР в рамках госзаказа также невелико.

В настоящее время профессорско-преподавательский состав несет большую учебную нагрузку – в среднем 870 часов в год. И это только учебная нагрузка. Кроме того, надо готовиться к лекциям и занятиям, изучать современный материал, писать учебную и методическую литературу, составлять рабочие программы. На науку времени остается мало.

Если обратиться к опыту Франции, то в Высшей ветеринарной школе Тулузы 80 сотрудников занимаются преподаванием, выполняют небольшой объем научной работы и 150 их коллег – только научной деятельностью. Учебная нагрузка на одного преподавателя составляет 200 часов в год.

Когда-то в вузах был отдельно штат научных сотрудников, работающих по хоздоговорным темам. Сегодня решением этой проблемы может быть создание научных лабораторий, сотрудники которых будут выполнять основной объем исследований.

Механизм грантовой поддержки решает часть вопроса. Но получить грант очень непросто. Одно из условий – наличие у исполнителей определенного количества публикаций в международных базах цитирования Scopus и Web of Science. Представителям нашей аграрной науки не так просто публиковаться в данных журналах. Проблема не в качестве статей, а в низком качестве их научного перевода. Невысокий уровень владения иностранным языком во многом препятствует продвижению научных публикаций за рубежом. При этом проблема качественного обучения иностранному языку студентов не решается. Часов на иностранный язык отведено много, но методики устаревшие, по-прежнему настроенные на «сдачу тысяч».


И опять встает вопрос о материально-технической базе. Если она не соответствует современным требованиям, то о каких высокотехнологичных современных исследованиях можно говорить.

Вот мы подошли к самому главному – интеграции образования и науки. Единственно правильным решением является кооперация вузов и НИИ. Интеграция науки и образования – важнейший фактор развития научного потенциала, совместного использования научно-экспериментальной базы в учебном процессе и проведения исследований как в вузах, так и в НИИ.

По многим направлениям эта работа начата. Ведущие ученые аграрной науки ведут преподавательскую работу, преподаватели участвуют в научных исследованиях, общими усилиями обеспечивается подготовка молодых научных кадров через аспирантуру и докторантуру. Однако эту работу необходимо развивать по мере совершенствования законодательной базы.

Согласно новому закону об образовании аспирантура стала третьей ступенью образования, подготовку научно-педагогических кадров должны вести учреждения, имеющие лицензию. Особые требования и к преподавателям в аспирантуре: они должны пройти переподготовку с получением квалификации преподаватель высшей школы. Все это указывает на необходимость создания университетских комплексов для подготовки кадров и для производства, и для науки. НИИ смогут выбирать и растить талантливые кадры начиная со студенческих лет, обучать их по определенным научным направлениям. Надо развивать целевой набор в аспирантуру по заказу конкретных НИИ. Но для этого, согласно закону, необходимо сохранить аспирантуру только при вузах.

К основным задачам в области интеграции науки и образования относятся:

– поддержка деятельности интегрированных научно-образовательных центров, других университетских и межуниверситетских структур для консолидации ресурсов;

– развитие международного сотрудничества и международной кооперации;

– внедрение информационно-телекоммуникационных, иных наукоемких технологий в научную деятельность и учебный процесс;

– совместное использование опытно-экспериментальной и приборной базы вузовского и отраслевого секторов науки.

Платформа развития

Ректоры многих аграрных вузов России выделяют следующие ключевые направления платформы развития аграрного образования в России:

– учебный процесс в вузах должен строиться на сочетании практики и теории;

– вузы должны стать центрами разработки и реализации инновационных методов организации, управления производством, разработчиками технологий, имеющих добавленную стоимость, достаточную как для покрытия расходов на проекты, так и для создания новых технологий;

– только обучаясь на новейшей технике, участвуя в научной деятельности, студент сможет стать хорошим специалистом. На практике востребованы не только знания, но и умения, навыки.

Применительно к подготовке ветеринарных специалистов давно актуален вопрос соответствия современным требованиям большей части вузов, имеющих ветеринарные факультеты с небольшим набором студентов, двумя-тремя кафедрами и преподавателями, у которых зачастую нет ни ученой степени, ни профильного образования.

Возвращаясь к опыту Франции, отмечу, что в этой стране готовят ветеринарных специалистов четыре высшие ветеринарные школы, имеющие европейскую аккредитацию, необходимую материально-техническую базу, научные и педагогические кадры.

В России исторически сложились три высшие ветеринарные школы: Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии имени К.И. Скрябина, Санкт-Петербургская государственная академия ветеринарной медицины, отмечающая в 2018 году 210 лет и положившая начало высшему ветеринарному образованию в России, Казанская государственная академия ветеринарной медицины имени Н.Э. Баумана. Вузы находятся в разных федеральных округах, ведут подготовку ветеринарных специалистов для всех регионов. Учебный процесс осуществляется на 20–22 кафедрах, в подготовке специалистов заняты академики РАН. Эти вузы имеют научные школы, диссертационные советы, научные издания.

На наш взгляд, было бы целесообразно (с точки зрения экономики и качества обучения) сосредоточить подготовку ветеринарных специалистов в этих ветеринарных школах. Нужно предусмотреть более жесткие критерии открытия любых, в частности, ветеринарных факультетов в профильных, а особенно в непрофильных вузах. Пусть это не покажется пафосным, но ветеринарный врач стоит на страже здоровья человечества. И эту миссию могут выполнять только образованные и высококвалифицированные кадры.

Особого внимания заслуживает вопрос продолжительности подготовки ветеринарного специалиста в вузе. Мы считаем, что увеличение срока обучения с пяти до шести лет (дополнительный год на приобретение практических навыков в различных областях ветеринарной медицины) позволило бы выпускать специалистов не только с богатым теоретическим багажом знаний, но и с прочными практическими навыками.

Ассоциация «Агрообразование» в соответствии с поручением Минсельхоза России разработала проект Стратегии развития аграрного образования в Российской Федерации до 2030 г. Цель реализации стратегии – модернизация системы аграрного образования, обеспечивающая прирост человеческого потенциала АПК и устойчивое развитие сельских территорий страны как условий продовольственной безопасности и конкурентоспособности России на мировом агропродовольственном рынке.

Наша задача – четко следовать данной стратегии на пути повышения качества и престижа аграрного образования в России.

1527 просмотров
Нужно авторизоваться
Все комментарии:
2 комментария
– связь с бизнесом; – достаточный объем финансирования образовательной и научно-исследовательской деятельности; Это как понимать? связь с бизнесом и субсидирование из госбюджета вы уж определитесь? Пора заканчивать эти связи с бизнесом в государственных учреждениях!
Военные ветеринарные врачи полностью согласны с уважаемым академиком РАН Анатолием Стекольниковым о целесообразности сосредоточения подготовки ветеринарных специалистов только в ведущих ветеринарных школах. В своем большинстве ветеринарные врачи старшего поколения, да и молодежь также, ратуют за более жесткие критерии открытия любых ветеринарных факультетов в профильных вузах. Непрофильные вообще не должны рассматриваться! Вспомните, в свое время ветеринарных специалистов среднего звена – ветеринарных фельдшеров – готовили в течении четырех лет и трех месяцев, затем 3,5 года; а младшее звено – ветеринарные санитары – готовились в течение года, а затем 6 месяцев. За счет производственной практики и военной стажировки нарабатывался опыт работы молодого специалиста, под присмотром опытных и мудрых.. А так называемые "Курсы Выстрел" в подготовке ветеринарного врача, могут быть только в военное время или при чрезвычайных ситуациях. Поскольку ветеринарный врач стоит на страже здоровья человечества! И эту миссию могут выполнять только всесторонне образованные и подготовленные кадры. Из недавней истории: на военно-ветеринарный факультет, затем военно-ветеринарный институт при МВА, в дальнейшем МГАВМ и Б им. К.И. Скрябина отбирались студенты, окончившие третий курс из двух десятков ведущих ветеринарных Вузов страны. Это была элита военной ветеринарии, результат работы который виден и по сей день. Естественно, вопрос об увеличении продолжительности подготовки ветеринарного специалиста в Вузе весьма актуален. Военные ветеринары твердо уверены, что увеличение срока обучения с пяти до шести лет (дополнительный год на приобретение практических навыков в различных областях ветеринарной медицины) позволило бы выпускать специалистов не только с богатым теоретическим багажом знаний, но и с прочными практическими навыками. В качестве доказательства, привожу пример перевода Военно-ветеринарного факультета при МГАВМ и Б им. К.И. Скрябина в 1993 году на трехгодичный (шесть лет) период обучения, который дал ожидаемые результаты. Выпускники – офицеры Военно-ветеринарного факультета – по уровню подготовки и принятию самостоятельных решений, были на порядок выше, своих коллег по выпуску. К сожалению, бесчисленные и никчемные реформы в области военного образования и строительства Вооруженных сил на перепутье столетий (1996 - 2010г.) вынудили отойти от трехгодичной формы обучения. А в дальнейшем, единственный в стране ВУЗ - Военно-ветеринарный институт, в ходе реформ, периода министра А. Сердюкова прекратил свое существование. Тем не менее кадровый голод заставляет вернуться к старой (фундаментальной) и хорошо отлаженной школе подготовки военных ветеринарных врачей для всего силового блока, где законодательно предусмотрена военная служба. Время не ждет, дерзайте коллеги!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика