От добра добра не ищут, или Что дала реформа ветеринарной службы

Рубрика:
Публикации ученых
От добра добра не ищут,  или Что дала реформа ветеринарной службы

                                       

"Нельзя делить ничего, что по своей природе неделимо, потому что если это будет сделано – пострадает целое"

Наполеон Бонапарт

Более десяти лет продолжается реформирование Государственной ветеринарной службы страны. В классическом понимании этот процесс предполагает совершенствование в целях улучшения, без изменения основ, которые формировались, как правило, в течение многих лет. К сожалению, в нашем случае реформирование привело к разрушению основы организации ветеринарного дела в России, которая складывалась на протяжении более сотни лет. Что позволяет нам сделать такой вывод?

 Полтора века российской ветеринарии 

Основа ветеринарного дела в нашей стране была заложена Государственным Советом России 2 декабря 1868 года, принявшим Постановление «Об учреждении при Министерстве внутренних дел Ветеринарного управления». Создание этой службы было вызвано массовым распространением в стране инфекционных болезней среди животных. Руководитель Ветеринарного управления назначался указом Императора России. Обязанности Ветеринарного управления предусматривали:

– отыскание мер к лучшему устройству ветеринарной части и предотвращению падежей скота в Империи;

– издание популярных сочинений о правильном содержании и лечении скота;

– составление наставлений и инструкций ветеринарного отношения по прекращению эпизоотий;

– испытания и дозволение на продажу зоофармацевтических средств;

– обсуждение мер по облегчению прогона гуртов скота;

– изучение вообще всех предметов, касающихся науки и требующих ученых исследований.

Одновременно была определена структура Государственной ветеринарной службы в губерниях, уездах и сельской местности.

Для ветеринарного обслуживания в каждой губернии назначался губернский ветеринарный врач и его помощники, численность которых определяло Министерство внутренних дел. Согласно инструкции министерства на губернского ветеринарного врача было возложено руководство находящимися в губернии ветеринарными специалистами, представление докладов губернатору о состоянии ветеринарного дела в губернии, участие в заседаниях губернского правления и других учреждений при обсуждении вопросов, касающихся ветеринарии, представление губернатору кандидатов для замещения ветеринарных специалистов. Губернские ветеринарные врачи информировали губернаторов об уровне соблюдения законов и распоряжений по ветеринарной части.

Ветеринарные специалисты в губерниях обеспечивали не только проведение лечебных процедур, мероприятий по борьбе с эпизоотиями, но и осуществляли надзор над бойнями, ярмарками, базарами и другими местами массового скопления скота.

Численность и обязанности уездных ветеринарных врачей определялись губернатором по представлению губернского ветеринарного врача и находились под его непосредственным надзором. Территориальные ветеринарные врачи скотопрогонных трактов назначались Министерством внутренних дел и находились в его подчинении.

Устройство сельской врачебной части было возложено на попечение земских учреждений. Согласно Положению, в каждой губернии назначался, в зависимости от площади территории и численности населения, один или два ветеринарных врача, а в каждом уезде – по два ветеринарных фельдшера, которые находились в ведении губернского ветврача и исполняли его распоряжения по ветеринарной части.  

Таким образом, заложенные в России основы организации Государственной ветеринарной службы предусматривали единый ветеринарный орган с вертикалью управления всеми ветеринарными специалистами. На центральный орган управления Государственной ветеринарной службой была возложена ответственность за состояние ветеринарного дела в России.

Главной задачей службы было не исполнение надзорных функций, а организация ветеринарного дела в стране, проведение мероприятий, направленных на ликвидацию массовых болезней животных и предупреждение эпизоотий, обеспечение населения доброкачественными продуктами животноводства, сохранение и увеличение поголовья скота, повышение его продуктивности, содействие развитию научных исследований и подготовке ветеринарных кадров. Созданная структура Государственной ветеринарной службы, позволившая активизировать борьбу с массовыми болезнями животных, добиться существенных успехов в их ликвидации, сохранялась до революции 1917 года.

После революции на Всероссийском съезде ветеринарных специалистов (в апреле 1918 года) была принята резолюция о создании Центрального ветеринарного управления в составе НКВД, ветеринарных отделов при губернских и областных Советах, то есть фактически сохранилась структура, разработанная в дореволюционный период. Специальным постановлением НКВД требования резолюции были реализованы на практике. В 1920 году эта структура была передана в Наркомзем и сельскохозяйственные органы управления губерний и областей.

В последующие годы структуру на федеральном и субъектовом уровнях практически не меняли, реформирование проводилось на районном уровне. Наиболее значительные изменения произошли в 1963 году, когда в стране проводилась политика объединения районов и хозяйств, создания животноводческих комплексов, осуществлялись концентрация и специализация животноводства. В этот период на базе районных ветеринарных лечебниц правительство создало районные станции по борьбе с болезнями животных, значительно увеличив штат ветеринарных специалистов и улучшив материально-техническое оснащение. Именно такое реформирование соответствовало требованиям изменившейся технологии животноводства.

За годы Советской власти на территории России были ликвидированы многие болезни животных (чума крупного рогатого скота, сап, инфекционная анемия, инфекционная плевропневмония крупного рогатого скота и т. д.), сведены к единичным случаям заболевания ящуром, классической чумой свиней и многими паразитарными болезнями овец, птиц и других видов животных.

После прекращения существования СССР (1991 год) необходимо было с учетом новой политики, экономических и социальных условий определить задачи ветеринарной службы, структуру управления, систему учреждений, относящихся к Государственной ветеринарной службе, порядок финансирования, материально-технического обеспечения, развития научных исследований, подготовки кадров и т. д.  В сжатые сроки Минсельхоз России подготовил проект закона Российской Федерации «О ветеринарии», который  был рассмотрен законодательными органами и утвержден Президентом страны (1993 год).

В законе был учтён многолетний опыт организации ветеринарной службы, борьбы с массовыми болезнями животных, обеспечения населения безопасными продуктами животного происхождения. В частности, сохранилась вертикаль управления, предусматривающая создание в центральном аппарате Минсельхоза России Департамента ветеринарии с госветинспекцией, управлений ветеринарии в составе правительств и администраций субъектов Российской Федерации, городов и районов. В непосредственном подчинении Департамента ветеринарии находились 11 зональных управлений государственного ветеринарного надзора с погранветпунктами,две экспедиции по борьбе с особо опасными болезнями, общими для человека и животных, республиканская научно-производственная ветеринарная лаборатория и три научно-исследовательских ветеринарных института.

Принципиальное отличие этой структуры управления от советского периода – вывод органов управления на уровне субъектов и районов из ведения сельскохозяйственных органов в состав правительств и администраций субъектов Российской Федерации. Это было обусловлено ликвидацией колхозов и совхозов, появлением на их базе акционерных, фермерских и личных подсобных хозяйств, для которых управление сельского хозяйства перестало быть руководящим органом.

Для проведения ветеринарной политики в этих хозяйствах необходим был самостоятельный авторитетный ветеринарный орган, защищённый административным иммунитетом.

Следует отметить, что закон Российской Федерации «О ветеринарии» был принят в сложные для страны годы: проводилось реформирование административных органов управления, осуществлялись приватизационные мероприятия, для бюджета был характерен дефицит наполнения, финансирование ветеринарных мероприятий осуществлялось не в полной мере и несвоевременно, задерживалась выплата заработной платы, представители многих профессий выходили на забастовки и демонстрации.

Во многом благодаря положениям принятого закона в стране ежегодно выполнялся необходимый объем противоэпизоотических мероприятий, которым обеспечивались безопасность продуктов животного происхождения, недопущение заноса на территорию болезней извне. Ежегодно снижался уровень заболеваемости продуктивных животных всеми инфекционными болезнями. По большинству из них проявление свелось к спорадическим случаям, практически не наносящим ущерба животноводству. За десять лет было зарегистрировано всего два случая вспышек ящура свиней.

Необходимо отметить, что в этот период (1991–2001 годы) во многих странах возникли и получили массовое распространение инфекционные болезни продуктивных животных.

Так, в 1997–1998 годы в Голландии и Бельгии получила массовое распространение классическая чума свиней. По этой причине было уничтожено более 12 млн голов свиней. В 1998-м на Тайване было зарегистрировано свыше 6 тыс. очагов ящура, пришлось уничтожить 4 млн голов свиней. В 2001-м в Великобритании было зарегистрировано 1978 очагов ящура, уничтожено 3,2 млн голов продуктивных животных (2,6 млн голов овец, 5163 головы крупного рогатого скота, 12,3 тыс. голов свиней и около 2 тыс. голов коз). В этой же стране в конце восьмидесятых и начале девяностых годов зафиксировано массовое заболевание крупного рогатого скота губкообразной энцефалопатией, в результате которого погибло более 2 млн голов крупного рогатого скота и умерло более 150 человек. В дальнейшем болезнь распространилась среди продуктивных животных во многих развитых странах.

Благодаря согласованной работе всех звеньев Государственной ветеринарной службы России в этот период был предотвращен занос указанных болезней на территорию нашей страны.

Таким образом, исторический опыт организации ветеринарного обслуживания в России оказался эффективным и в царский период, и в годы Гражданской войны, и в период коллективизации, и во время Великой Отечественной войны. Эффективным он был и в послевоенный период восстановления народного хозяйства, и в годы перевода животноводства на промышленную основу, в период ликвидации крупных животноводческих хозяйств и в сложные для России девяностые годы.

 Стиль и почерк реформы

Необходимо ли было проводить реформирование в начале 2000-х годов?

Да, но, не затрагивая структуру управления ветеринарией на федеральном уровне и уровне субъектов Российской Федерации, усилить роль районного управления ветеринарией. В этом звене надо было создать и  подчинить данному управлению разветвленную сеть ветеринарных участков за счет местного бюджета и сети частнопрактикующих ветеринарных врачей, объединённых в различные формы коммерческой деятельности. То есть, важно было укрепить сельское ветеринарное звено для обслуживания многочисленных животноводческих хозяйств.

К сожалению, Минсельхоз России в этот период подготовил проект постановления Правительства Российской Федерации о передаче в безвозмездное пользование субъектам Российской Федерации имущества федеральных ветеринарных учреждений, находящегося на их территориях.

В пояснительной записке к проекту постановления указывалось: «Министерство сельского хозяйства Российской Федерации приняло решение о проведении реформирования системы ветеринарных учреждений путём значительного сокращения количества федеральных учреждений. В ходе реорганизации предполагалось ликвидировать большую часть федеральных государственных учреждений».

Далее в этой записке министерства сообщалось, что «сложившаяся на практике система государственных учреждений не соответствует принципам организации деятельности Государственной ветеринарной службы России, предусмотренной Законом Российской Федерации «О ветеринарии». Необоснованно утверждалось, что «федеральные учреждения Государственной ветеринарной службы выполняют функции, выходящие за пределы полномочий, отнесённых в статье 3 закона Российской Федерации «О ветеринарии» к полномочиям Российской Федерации».

Правительство Российской Федерации возвратило указанный проект постановления в Минсельхоз России (письмо от 04.09.2002 № 115-2000), поскольку в соответствии с действующим законодательством федеральная собственность может передаваться Министерством имущества Российской Федерации только федеральным органам власти, федеральным государственным учреждениям и федеральным казённым предприятиям. Законодательство Российской Федерации не предусматривает передачи указанного имущества в безвозмездное пользование учреждениям субъектов Российской Федерации.

Минсельхоз России подготовил новое обоснование и повторно направил проект постановления в Правительство Российской Федерации с просьбой принять положительное решение.

После передачи ветеринарных учреждений в собственность субъектов Российской Федерации в соответствии с законом их финансирование из федерального бюджета было прекращено.

В результате впервые в России был нарушен принцип единоначалия и вертикали управления Государственной ветеринарной службой.

В дальнейшем в соответствии с указом Президента Российской Федерации от 09.03.2004 № 314 были образованы подведомственные Министерству сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное агентство по сельскому хозяйству и Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору. Было принято решение ликвидировать Департамент ветеринарии министерства, а для осуществления руководства отдельными функциями в области ветеринарии было создано три органа, не подчиняющиеся один другому:

– Отдел животноводства и ветеринарии в составе Минсельхоза России, на который возложена функция реализации полномочий министерства по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере ветеринарии;

– Управление ветеринарии в составе Россельхознадзора, регулирующее функции по контролю и надзору в сфере ветеринарии, а также выполнение ветеринарного законодательства на Государственной границе, по охране территории России от заноса заразных болезней животных;

– Управление ветеринарии в Федеральном агентстве по сельскому хозяйству, на которое возлагалась реализация федеральных программ в области ветеринарии, организация проведения противоэпизоотических мероприятий, регистрация лекарственных препаратов для животных, подготовка и переподготовка кадров ветеринарных специалистов, оказания услуг и заказов на проведение научно-исследовательских работ в сфере ветеринарии.

После упразднения Федерального агентства по сельскому хозяйству (2005 год) эти функции возложили на Минсельхоз России, в котором был создан малочисленный Департамент ветеринарии (около 20 штатных единиц), в его подчинении находилось только одно учреждение – ФГБУ «Центр ветеринарии».

В то же время в ведение Россельхознадзора были переданы два научно-исследовательских института (ВНИИЗЖ и ВГНКИ), осуществлявшие разработку мероприятий по диагностике, предупреждению и ликвидации инфекционных болезней, регистрации и обеспечению безопасности ветеринарных препаратов, а также Центральная научно-производственная ветеринарная лаборатория и более 20 лучших диагностических ветлабораторий из субъектов Российской Федерации. В настоящее время большинство из этих учреждений ориентированы на осуществление коммерческой деятельности.

Одновременно были упразднены зональные управления государственного ветеринарного надзора на Государственной границе и транспорте, а пограничные контрольные ветеринарные пункты подчинены территориальным органам Россельхознадзора.

Таким образом, в результате реформ сложилась следующая структура управления Государственной ветеринарной службой:

– на федеральном уровне созданы два независимых органа управления: Департамент ветеринарии Минсельхоза России и Управление ветнадзора в составе Россельхознадзора, которые по многим вопросам дублируют друг друга;

– на уровне субъектов Российской Федерации также созданы два независимых органа: управления ветеринарии субъектов Российской Федерации и ветеринарные отделы территориальных органов Россельхознадзора;

– на уровне районов государственный ветеринарный надзор осуществляют зональные госветинспекторы субъектов Российской Федерации и инспекторы территориальных органов Россельхознадзора. Функция главного государственного ветинспектора района с руководителя ветслужбы района снята.

Создание разобщенных структур управления Государственной ветеринарной службой привело к появлению негативных тенденций в сфере ветеринарного обслуживания отрасли.

Ухудшение эпизоотической обстановки по особо опасным болезням

По данным ИАЦ Управления ветнадзора Россельхознадзора (ФГБУ «ВНИИЗЖ») и ФГБУ «Центр ветеринарии», резко ухудшилась эпизоотическая обстановка по заболеванию всех видов животных бруцеллёзом. Если в 1991 году в России был 71 неблагополучный пункт по бруцеллёзу крупного рогатого скота, то за период с 2010 по 2015 год зарегистрировано 2408 таких пунктов, в том числе в 2015 году в 499 очагах. Заболевание бруцеллёзом овец зарегистрировано в 266 пунктах, в том числе в 2015 году в 51 очаге на территории 31 субъекта Российской Федерации. При этом заболевание зарегистрировано в субъектах, ранее на протяжении многих лет благополучных по этой болезни. В 2015 году этой неизлечимой болезнью  заболело 396 человек.

Сохраняется сложная обстановка по бешенству животных. В 2015 году болезнь зарегистрировали в 3614 очагах против 2096 – в 2014-м. Заболевание фиксируется во всех федеральных округах на территории 64 субъектов Российской Федерации.

Медленными темпами идет процесс ликвидации лейкоза крупного рогатого скота, который распространён в 66 субъектах на территории всех федеральных округов. В 2015 году в России было 1974 неблагополучных пункта против 2113 – годом ранее. В течение прошлого и позапрошлого годов заболело, соответственно, 34,2 тыс. и 37,1 тыс. коров.

Несмотря на огромный опыт профилактики и ликвидации ящура, в последнее время ежегодно отмечаются вспышки этой болезни.

Особую тревогу вызывает распространение африканской чумы свиней. Впервые её занесли на территорию Чеченской Республики в 2007 году. В последующем болезнь распространилась в большинстве субъектов европейской части России, зарегистрировано более 800 очагов, уничтожены сотни тысяч голов свиней, свиноводство понесло многомиллиардные убытки.  Болезнь продолжает распространяться. В 2015 году было зафиксировано 85 очагов болезни против 80 в 2014-м, а за 6,5 месяцев 2016 года – уже 109 очагов.

В текущем году широкое распространение в южных регионах России получило заболевание крупного рогатого скота нодулярным дерматитом.

 «Плоды» разобщения

Все перечисленное указывает на низкий профессиональный уровень управления ветеринарным делом в Российской Федерации. Во многом этому способствовало привлечение к руководству службой специалистов, не имевших опыта административной и практической работы. При этом получил развитие чисто бюрократический метод руководства ветеринарией: ветеринарные учреждения завалены многочисленными запросами и требованиями составления отчетов по надуманным формам, а предприниматели вынуждены выполнять необоснованные, непродуманные требования и получать ненужные ветеринарные разрешения.

Наряду с этим проведенная реформа крайне отрицательно отразилась на уровне ветеринарного обслуживания фермеров и владельцев личных подсобных хозяйств. Созданная Государственная ветеринарная служба превратилась для сельскохозяйственных производителей в надзирателей, которые раз в три года с разрешения прокурора могут посетить объекты, зафиксировать недостатки, наказать нарушителей. При этом сами фактически не несут ответственности за выполнение требований ветеринарного законодательства.

Вследствие этого сельхозпроизводители лишились крайне необходимой им помощи со стороны Госветслужбы, которая во все времена использовала достижения науки и передовой опыт, являлась инициатором их внедрения в производство, осуществляла пропаганду ветеринарных знаний среди населения.

В настоящее время структуру ветеринарных учреждений для обслуживания хозяйств и личных подворий в сельской местности определяют местные органы власти, исходя из возможностей бюджета. Из-за бюджетного дефицита этот процесс нередко осуществляется без учета интересов сельхозпроизводителей и качества выполнения противоэпизоотических мероприятий.

Усугубляет положение резкое сокращение количества ветеринарных специалистов в сельской местности. После распада колхозов и совхозов многие ветеринарные специалисты, находившиеся в их штатах, остались не у дел, поскольку фермеры и владельцы личных подсобных хозяйств не в состоянии их содержать. Появившееся у специалистов чувство невостребованности привело к снижению престижа профессии ветеринарного врача, особенно в сельской местности. В настоящее время в ведущих учебных ветеринарных учреждениях более 80% студентов составляют девушки из городов и районных центров, которые мечтают жить в городских условиях и лечить собак и кошек либо работать в системе ветеринарного надзора. Таким образом, перспективы обеспечения регионов ветеринарными специалистами для работы на селе крайне проблематичны.

В настоящее время Минсельхоз России представил на общественное обсуждение проект Федерального закона «О ветеринарии», который разрабатывался на протяжении 12 лет. В ходе обсуждения законопроекта ученые и многие практические работники высказывались против создаваемой структуры управления ветеринарной службой. Более того, отмечается, что проект закона объёмный, трудно читаемый, содержит необоснованные и непонятные термины.

Ведущие ученые в области ветеринарии обращались в Минсельхоз России, Правительство Российской Федерации, Совет Федерации. Но все эти обращения направлялись для ответа в Россельхознадзор, который, во многом соглашаясь с предложениями авторов, давал следующий ответ: «Авторы ностальгируют по прошлому, к которому возврата нет». Однако речь идёт не о возвращении к прошлому, а об организации ветеринарной службы так, чтобы она была эффективной, рациональной, защищала людей от болезней, общих для человека и животных, и приносила пользу животноводству России. И если авторы отписок непродуманными реформами разрушили проверенную практикой рациональную систему ветеринарного обслуживания, то это не значит, что нельзя использовать проверенные и оправданные элементы исторического опыта, так необходимые российскому животноводству.

Во многих странах вопросам создания эффективной ветеринарной службы уделяется большое внимание. Считается, что эта служба играет ведущую роль в сохранении и развитии животноводства, обеспечении продовольственной безопасности страны. В большинстве таких государств разделяют принцип ветеринарных специалистов России: «Медицина лечит человека, а ветеринария – человечество».

В разработанном проекте Федерального закона «О ветеринарии» предусмотрено сохранить сформированную в ходе реформирования структуру управления Государственной ветеринарной службой. Однако создание такой структуры уже нанесло ощутимый вред животноводству страны, и если она будет сохранена, это может привести к непредсказуемым последствиям.

 Единый орган управления и подготовка специалистов

В связи с изложенными с статье аргументами считаем обоснованным обратить внимание Минсельхоза России, Правительства Российской Федерации, законодательных органов на необходимость создания единого органа управления ветеринарией (Департамента ветеринарии). Целесообразно сохранить этот орган в составе центрального аппарата Минсельхоза России. По специальным вопросам Департаменту ветеринарии должны быть подчинены управления ветеринарии с районными отделами при администрациях субъектов Российской Федерации.

Важно восстановить для главных ветврачей районов функции главных государственных ветеринарных инспекторов районов. Пограничный государственный ветеринарный надзор целесообразно подчинить непосредственно начальнику Департамента ветеринарии – Главному государственному ветеринарному инспектору России, который назначается Правительством Российской Федерации.

Для создания единого органа управления в составе Минсельхоза России не потребуется дополнительных средств из федерального бюджета, поскольку до реформирования возложенные на ветеринарную службу страны задачи выполнял Департамент ветеринарии со штатом 41 человек. В настоящее время этот же объём работ выполняют два управления ветеринарного надзора центрального аппарата Россельхознадзора и Департамент ветеринарии с общей численностью штата около 90 сотрудников.

Аналогичная обстановка сложилась и на уровне субъектов Российской Федерации. В целом по стране количество ветеринарных специалистов, работающих в государственных учреждениях, увеличилось на фоне сокращения таких специалистов в сельской местности. Для эффективного обслуживания продуктивных животных в фермерских и личных подсобных хозяйствах руководителям субъектов Российской Федерации целесообразно организовать в каждом районе необходимое количество ветеринарных пунктов, обеспеченных транспортом и средствами связи, и создать льготные условия частнопрактикующим ветеринарным врачам в сельской местности (кредит, налогообложение и т. п.).

В ветеринарных вузах необходимо установить порядок распределения на работу специалистов, обучающихся на бюджетной основе по заявкам сельскохозяйственных органов субъектов Российской Федерации, с требованием обязательной отработки по месту назначения не менее трех лет. В целях закрепления ветеринарных врачей в сельской местности следует разработать систему мер морального и материального их поощрения (выплата «подъёмных», обеспечение льготными квартирами, медицинским обслуживанием и санаторным лечением, восстановление звания «Заслуженный ветеринарный врач Российской Федерации» и др.).

В связи с предстоящей в 2018 году датой – 150-летием образования Государственной ветеринарной службы России – целесообразно создать в установленном порядке организационный Комитет по подготовке и проведению Всероссийского съезда ветеринарных специалистов.  На этом съезде следует проанализировать состояние ветеринарного дела в стране и наметить меры по его дальнейшему развитию.

 В. М.   Авилов, Заслуженный ветврач РФ, лауреат премии Совета Министров СССР, доктор ветеринарных наук,  член-корреспондент Российской академии наук. Руководитель Департамента ветеринарии Главный государственный  ветеринарный инспектор  РФ 19942000 гг.

 А.Д.   Третьяков, Заслуженный ветврач РФ,  кандидат ветеринарных наук, лауреат Государственных премий СССР и РФ. Руководитель Главного управления ветеринарии Главный государственный ветеринарный инспектор  СССР 19661989 гг.

 С.И. Джупина, Заслуженный ветврач РФ,  доктор ветеринарных наук,  руководитель ветеринарной службы Новосибирской области 19601970 гг. Директор ИЭВСиДВ  19801996 гг., профессор кафедры ветеринарной патологии РУДН 1996–2011 гг.

 От редакции. Мы приглашаем читателей портала «Ветеринария.рф» к обсуждению результатов оценки реформирования отрасли и предложений авторов исследования. Как стало известно нашей редакции, представленная в статье информация рассмотрена в Комитете Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Федерального Собрания Российской Федерации, предложения приняты к сведению (письмо от 11.07.2016 № 3.7-25/1163).

4566 просмотров
Нужно авторизоваться
Все комментарии:
1 комментарий
О будущем ветеринарии с моей практической точки зрения Заслуженные ветеринарные врачи России Вячеслав Авилов, Александр Третьяков и Симон Джупина проанализировали результаты реформирования ветеринарной отрасли России. Свои выводы и оценки они изложили в статье «От добра добра не ищут, или Что дала реформа ветеринарной службы», которую предложили обсудить на портале «Ветеринария.рф». Не буду повторяться: всё, что описано, правильно и я от начала до конца поддерживаю их мнение. А что же произошло по затронутым вопросам на нашем Ставрополье за последние годы, как идут здесь реформы, которым пока не видно конца и края? Прежде всего, основную недвижимость, где располагалась ветеринарная служба, передали в распоряжение региональной собственности. В связи с тем, что коллектив краевой ветеринарной лаборатории вместе с зданием перевели под руководство Крайсельхознадзора, районные ветлаборатории оказались без головного учреждения. В регионе появилось две ветеринарных службы: Росссельхознадзор, которым сегодня руководит юрист, с подчинением только головному предприятию в Москве и финансированием из феде-рального бюджета; и Управление ветеринарии края с соответствующим финансированием из местного бюджета, начальник которого назначается губернатором. Одно время эту службу возглавлял зоотехник. Обе эти службы независимы друг от друга, но это не значит, что порой они, как и везде, не дублируют друг друга в своей работе, о чём заметили и уважаемые авторы вышеназванной статьи. В обеих службах есть ветинспекторы, но они отлучены от оперативной работы. Подчиняясь известному президентскому указу, проверяющие инстанции могут посещать сельхозпредприятия с инспекцией лишь один раз в три года. В планах прокуратуры этот документ и ныне является руководством к действию. Возможно, для проверки предприятий, выпускающих, скажем, гвозди – это нормально, потому что к гвоздям заразные болезни не пристанут. Но для производства, являющегося биологическим объектом, требующего круглогодичного досмотра – указанное правило, как показывает многолетняя практика, неприемлемо. За этот срок может и хозяйство исчезнуть с лица земли, не то, что заразившиеся животные. Главный ветврач района, больше не госветинспектор и все районные ветслужбы не государственные, а бюджетные. Как и указывалось в обсуждаемой статье, в связи с тем, что «финансирование из федерального бюджета было прекращено». Надо считать, в крае возникла, назовём её, «третья производственная ветеринария на уровне хозяйств», бывших ранее колхозами и совхозами. Здесь надо сделать уточнение, что совхозы, в общем-то, не были ликвидированы, они впредь стали называться колхозами, и выйдя из подчинения региональной власти, стали работать на паевых началах, взяв на себя ответственность за дела в растениеводстве, животноводстве и эпизоотическую обстановку в хозяйстве. Никто им теперь, как говорится, не указ, но и, вместе с тем, в делах их помощь не оказывает. Можно сказать, они находятся в свободном рыночном поиске. Таким образом, ветслужба этих хозяйств насчитывает 1,5 тысячи человек, - это ветврачи практики, которые ведут свою работу по профилактике недопущения болезней, не имея общего руководства. Эта деятельность осуществляется в рамках финансирования в пределах возможностей хозяйства на усмотрение его руководителя. Специалисты краевого звена могут лишь давать советы по ветеринарии, следование которым, естественно, не контролируется. Не удивительно, что по разным причинам, от преступной халатности до волюнтаристского непрофессионализма, в ряде хозяйств допускалось сокрытие очагов инфекции. А если очаг инфекции не остановлен на начальном этапе, то болезнь, конечно же, распространяется дальше, за пределы не только хозяйства, но и края. Казалось бы, парадокс, но на самом деле главным фактором в распро-странении заразных болезней является отношение к этой проблеме в самих хозяйствах. Здесь наряду с ненадлежащим уходом и содержанием скота, просматривается как принижение гласности болезней, так и занижение падежа в разы. В хозяйствах считают это своим внутренним делом, своего рода издержками производства. Лечение животных становится второстепенным делом, ибо проще списать всё на стихию, что даст даже возможность получить страховку. В крае «до реформ» была научно-исследовательская ветеринарная станция (НИВС). Её также не оказалось в штатном расписании края. В крае нет учёных по ветеринарии. А ведь в своё время исследования наших ученых как никогда были привязаны к практике в сельском хозяйстве. Их знали и ценили в хозяйствах края. Учёные этого учреждения со специалистами края занимались оздоровлением овцепоголовья от бруцеллёза, крупного рогатого скота, свиней от других болезней. С учётом общественного и индивидуального сектора поголовья животноводства Карачаево-Черкесской АО в конце 20-ого столетия в крае было: КРС – 1,7 млн, из них 400 тысяч дойных коров, овец – 11 млн, свиней - 1,2 млн, в том числе свиноматок – около 200 тысяч. Краевой ресурс составляли 3 птицефабрики, бройлерное объединение, два конных племзавода, около 800 тысяч пчелопасек с учётом частных пасек населения. Заслуженные ветеринарные врачи в вышеуказанной статье отметили: что «после передачи ветеринарных учреждений в собственность субъектов Российской Федерации в соответствии с законом их финансирование из федерального бюджета было прекращено». Всё так и в нашем крае, но вот в Краснодаре и Ростове учреждения системы НИВС преобразованы в научно-исследовательские институты – (НИВИ) по ветеринарии и они оказывают практическую помощь в развитии животноводческой отрасли этих регионов. Сотрудники этих учреждений регулярно публикуют статьи в российской аграрной газете «Земля и жизнь» по самым актуальным и животрепещущим проблемам сельского хозяйства. Около десяти лет назад в нашем крае было принято решение вместо свиноводства заниматься разведением других животных. Причиной стала африканская чума свиней. В 20 районах края свиноводство, как промышленная отрасль, исчезло. Сельхозпредприятия, фермеры, в личных подсобных хозяйствах стали резать на общественные и личные нужды овец и крупный рогатый скот. Свинина же, сало стали дефицитом, цены на эту продукцию рынок взвинтил до невозможного. Разве это можно назвать продуманным развитием животноводства? Зато, говорят, кормовая база решена, а зерно продаем за границу. Даже в царской России, при тогдашнем отсутствии современных, сдер-живающих инфекции, препаратов не додумывались до нынешних «методов» борьбы с болезнями, потому что была единая ветеринарная служба, указания которой выполнялись своевременно и неукоснительно. Эта служба находилась в составе органов МВД, а главный ветеринарный инспектор назначался самим царём. В прошлом столетии наш край продавал зерно твёрдых сортов в Канаду и США, а оттуда получали комбикорма для животных и птиц. Индия поставляла нам шроты. По мере стойкого эпизоотического благополучия, начиная с 1975 года с нарастающей численностью шла продажа овец в Индию, в страны Средней Азии, в Болгарию. Индеек, гусей, цесарок, кур поставляли во многие регионы РСФСР, мясо животных, меланж - в 9 регионов. Были и аукционы по продаже лошадей, на которых можно было встре-тить покупателей почти из 40 стран. За все годы вывоза не было ни одной претензии со стороны покупателей. С нашей стороны были претензии по шроту. Всё это выполнялось в плановом порядке и контроль за вывозом осу-ществляли три службы: ветеринарная, служба защиты растений и, если во-просы касались антропозоонозных болезней, то подключалась санэпидстанция. Вся эта работа, конечно, согласовывалась с вышестоящими ветслужбами РСФСР и СССР и обходились без существующих надзоров. Было единство ветеринарной службы сверху донизу. Мне довелось быть участником международного конгресса ветеринарных специалистов, который проходил в 1978 году Кремлевском дворце. Так вот на этом представительном форуме, где приняли участие около четырёх тысяч человек из 63 стран, ветеринарная служба СССР была признана лучшей в мире. В связи с реформированием ветеринарной службы в регионе выпали из-под контроля: лечебная работа, воспроизводство поголовья, его продуктивность, санитарное состояние ферм, обезвреживание навоза биотермическим путём, а также увеличилось число убойных площадок, мясокомбинатов и они оказались в частных руках. Трудно стало найти стандартный скотомогильник, нет полного охвата животных при исследовании на предмет инфекционных болезней. Профилактические прививки и другие мероприятия стали платными, что зачастую негативно отразилось на охвате животных указанными профилактическими средствами, прежде всего в фермерских и личных подсобных хозяйствах. По тем же причинам был ликвидирован и орган обеспечения (известный зооветснаб) в масштабах страны медикаментами, биопрепаратами и дезинфицирующими средствами. Сегодня молокозаводы подвергают всё молоко пастеризации, а затраты, конечно, входят в стоимость продукции. Зачем, кто так решил, что есть инфекции? Может, наши молочные коровы больны бруцеллезом, туберкулезом, лейкозом? Тогда почему хозяйства не сдают этот скот на убой? Ведь сами хозяйства обязаны выявлять заболевания скота, а затем пастеризовать молоко перед сдачей на приемные пункты. Поэтому не удивительно, что нет четкой эпизоотической обстановки в животноводстве края. Отдельные сельхозпредприятия умудрились продавать молоко «ночной дойки», в котором, якобы, много мелатонина. Кто его потребляет, лучше спит и меньшэе возбуждается. Медицина дала согласие? В Китае за это молоко следует строгое наказание вплоть до расстрела. Не могу не осветить два случая возникновения инфекции в 2015-16 годах. Они прямо диктуют, что «двойственность» ветеринарии необходимо отбросить, сделать её единой по вертикали, эпизоотические мероприятия проводить на государственный уровень и выполнять планово весь надлежащий комплекс мер, как проводилось и финансировалось за счёт бюджета РСФСР. Нодулярный дерматит, как сообщалось и в №23-24 27.06-04.07 2016 газеты «Аграрное Ставрополье» обнаружен в 2015 году в Дагестане, Чечне и Северной Осетии по мере прихода скота из горных пастбищ, после общения с поголовьем скота, принадлежащего жителям приграничной территории Грузии и Азербайджана. Приняли меры и якобы распространение нодулярного дерматита приостановлено. Департамент Минсельхоза не успокоился и в июне 2016 года в Махачкале собрал экстренное координационное совещание. по вопросу этой болезни, Но на совещании подняли вместе с тем и вопрос по бруцеллёзу крупного рогатого скота и мелкого, а также оспе овец на юге страны, потому что если тотально провести обследование животных в регионах РФ, наверняка, обнаружатся, и не только здесь, другие не менее опасные болезни. Нодулярный дерматит крупного рогатого скота, это вирусное заболевание, которое распространяется кровососущими насекомыми, и разными другими путями. Хотя твердых установок и инструкций по борьбе с болезнью, , не было, но ростовская ветслужба и другие заявили, что они ведут активную работу. Для РФ это болезнь была неизвестна и впервые появилась на Кавказе. К августу 2016 года эта болезнь обнаружена в республиках Северного Кавказа, в Ставропольском, Краснодарском краях, Ростовской области. Мясо от убоя животных не опасно для человека, но, если использовать его в натуре, не соблюдая безопасность, можно получить новые очаги болезни, ведь возбудитель вирус. Мясо должно получить тепловую обработку, но это возможно лишь в условиях мясокомбината. Но таковой, среди имеющихся на сегодня, в регионе не определён. В своё время такое мясо закатывали в консервную банку, внутренние органы и конфискаты перерабатывали в мясокостную муку. Так действовали при наличии ящура двух типов, выдержав три месяца скот и откормив его, отправляли на определённый мясокомбинат. Таким образом, можно было поступать и при африканской чуме свиней, что предусмотрено международным эпизоотическим Бюро. Но отбор животных должны проводить специалисты. Появление крупного очага сибирской язвы на Ямале, о чем сообщено в газете «Советская Россия» от 4 августа 2016 года, привлекло большое внимание общественности. «Около озера Яройто на стойбище из 12 чумов погибли 1500 голов оленей, а также - собаки. Всюду вонь, гниение, смрад, у детей появились фурункулы. Людей не вывозят, власть не оказывает никакой помощи, при этом умалчивают об этом…» Обнаружена вспышка сибирской язвы, которой не было на Ямале с 1941 года. «Что же произошло? Официально главной причиной называют «небывалую жару в тундре», где температура достигала 35 градусов. Споры сибирской язвы могут существовать столетиями, особенно в условиях вечной мерзлоты. Вот, очевидно, и «разморозились», - пишет в очередном августовском номере «Советская Россия» корреспондент Екатерина Польгуева. По признанию представителя Россельхознадзора Н. Власова, беда далеко не регионального характера. «В советское время противоэпизоотические мероприятия планировались на государственном уровне, вакцинация оленей на Севере была обязательной» из-за обсеменённости пастбищ спорами сибирской язвы. Однако, в начале 2000-х прошла реформа в ветеринарии, в результате которой все отдано на откуп регионам. Теперь местные ветслужбы решают что делать, а что нет. В зависимости от своей квалификации и бюджета. И с тем и другим огромные проблемы». Во всём, что изложил Н. Власов, я разделяю его мнение. Это как раз оказалось на поверхности крупным планом не продуманной реформы. Губернатор ЯНАО Д. Кобылкин на пресс-конференции сожалел, что «карантинные меры весьма затратны», мол, всё передвижение по тундре осуществляется на вертолётах. А ведь регион не бедный. Но не сказал, что карантин наложил с большой натяжкой, спустя месяц как стало известно, что сегодня надо расценивать как результат модной оптимизации. А пастух по тундре шёл пеши четверо суток, чтобы сказать о падеже оленей и тяжёлой болезни людей. Генерал-майор В. Васильев подчеркнул, что военнослужащие специальных частей химической, радиационной и биологической защиты «наращивают потенциал», нейтрализуя смертельную опасность инфекции, обрабатывая пастбища хлоркой и другими химическими веществами. Теперь десятилетиями здесь не будет травостоя. Споры же сибирской язвы, которые останутся, они не будут опасны, если будет привита вакцина оленям и собакам. Можно завтра же там пасти своевременно привитых против сибирской язвы животных. В заключение я бы хотел отметить, что, действительно, температурный фактор и буйный рост трав, могут способствовать вертикальному выносу с травами спор сибирской язвы в масштабном порядке. Поэтому небольшие очаги сибирской язвы могли быть все годы, оставаясь в неизвестности, пока не случилось то, что случилось Можно привести немало фактов свидетельствующих о проблемах вете-ринарной службы, но я хочу сказать, что все беды у нас пошли прежде всего, оттого, как подчёркнуто и в обсуждаемой статье, что «впервые в России был нарушен принцип единоначалия и вертикали управления Государственной ветеринарной службой». Будущее ветеринарии я вижу таким, какой она была: единой службой. Ведь и в европейских государствах она – и сегодня едина. Я не ностальгирую по прошлому ветеринарии. Как говорится, всяко бывало. Но когда я сейчас вижу, как убивается в горе предприниматель, у которого от чумы пало около полусотни свиней, в том числе и поросята, и он, из-за отсутствия своевременных карантинных мер, в растерянности не знает, что ему делать, к кому обратиться за помощью, я невольно вспоминаю решительные меры и поддержку, которую получил бы этот человек в те времена, подчёркиваю ещё раз, когда ветеринарная служба была единой. Так, если бы это был локальный единичный случай с предпринимателем, то и разговор о ветеринарной службе был бы иной. Специфика этой службы сложна тем, что она требует неослабного внимания в животноводстве в течение всего года. При ликвидации очага того или иного заболевания требуется отправить больных животных на убой. А это решение влечёт снижение надоев по молоку, производства говядины или свинины, да и вообще никого это не радует. Более того, порой можно нарваться на явное или скрытое сопротивление. В таких случаях всегда помогало единение ветеринарии и строгая подчиненность сверху донизу. Поддержка рекомендациями, советом учёных, специалистов из главков по ветеринарии министерств сельского хозяйства РСФСР, СССР много значила в ходе ликвидации очагов инфекции, особенно когда требовалось сдать на убой больной скот. Много давали регулярные курсы по переподготовке и специализации сотрудников ветлабораторий, отдела ветеринарии главного ветврача комплекса. И это всё было бесплатно, не то, что нынче: «Деньги вперёд». Сейчас при сельхозинститутах, которые громко переименовали в университеты, нет учебных хозяйств, которые давно поприватизировали и перепрофилировали, поэтому студентов учат на муляжах. Какие отчёты они пишут по практике, не зная действительной практики? Начиная с 2005 года, я опубликовал более полутора десятков статей по актуальным проблемам ветеринарии в газетах: «Открытая», «Аграрное Ставрополье», «Земля и жизнь», «Родина», а также и в «Правде» и считаю, что специалисты должны регулярно выступать в печати со своим авторитетным мнением по своим вопросам, которые имеют общественный резонанс. К сожалению, это нынче не приветствуется, более того иной раз слышу презрительное, мол, нечего связываться с «жёлтой» прессой. Но, наверное, дело в чём-то ином. Об этом я подумал, участвуя и выступив на недавно прошедшем 75-ти летнем юбилее ветеринарии, проходившем в актовом зале аграрного университета. На это юбилейное мероприятие прибыли деканы ветфаков из северо-кавказских республик, Саратова, Краснодарского края и близлежащих областей. Москва тоже направила одного из ученых. Приветственных речей с поздравлениями и пожеланиями было достаточно много, но, к сожалению, никто не затронул болевые точки, которые сегодня переживает наша ветеринария. Я обратил на это внимание и попытался хоть вкратце остановиться на них, взяв период с 2000-го по 2015 год, в газетном же отчёте моё выступление было сокращено до простой информации. Когда я попытался опубликовать этот материал в краевой газете, оказывается, за это надо было платить. И всё же я потом поместил эту публикацию в газете «Открытой». Недавно, кстати, в печати вышла небольшим тиражом моя брошюра на 80 страницах «Ветеринария Ставропольского края: её проблемы и возможности их преодоления», где я попытался обобщить свой практический опыт, ветеринарного дела, а также что дала перестройка в ветеринарии, начиная с 2000 года. Девять профессоров, из них 7 докторов ветеринарных наук, 2 доктора биологических наук дали положительный отзыв данной работе, считая, что она полезна для студентов ветфаков, практиков в ветеринарии и научно-педагогических работников вузов и НИИ в сфере ветеринарной отрасли. Я не учёный, я практик, с сельским хозяйством связана вся моя жизнь. Родители были малограмотные, отец - пастух, а мать – доярка. В семье нас было четыре брата. Трое из нас посвятили жизнь ветеринарии. Когда я пошёл в школу, мать поступила в ликбез, чтобы выучить хотя бы буквы. В 1948 году, выдержав конкурс, поступил на отделение ветеринарии сельскохозяйственного техникума в Ростовской области, и по окончании его знал, чем мне придётся заниматься, потому что мы проходили настоящую производственную практику в разных хозяйствах. По направлению, работал по специальности ветеринария в отдельном лагерном участке почтового ящика 235 Красноярского ГУЛАГа. После окончания Омского государственного института работал в Калмыкии главным ветврачом в совхозе, в колхозе. На Ставрополье работал главным ветврачом ветстанции и района. Затем - главным ветврачом краевого управления сельского хозяйства Ставропольского крайисполкома – 4 года, и 10 лет возглавлял отдел ветеринарии сельского хозяйства, 6 лет был директором крайветлаборатории. Находясь на пенсии, работал ветврачом пчеловодства краевого общества, эпизоотологом на биофабрике. За годы моей работы в ветеринарии отмечен как почётный работник аг-ропромышленного комплекса, ветеран труда, тыла, награждён 13 медалями, в том числе большой медалью им. Скрябина, установленной тремя академиями: Академией наук СССР, Всесоюзной академией сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина и Академией медицинских наук СССР. В 1979 году я принимал участие в работе 21-го всемирного ветеринарного конгресса, который проходил в Москве, на котором были ветеринарные специалисты из 69 стран в количестве 4,6 тыс. человек. Конгресс проходил в большом Кремлёвском дворце съездов. Словом, дело своё я знаю не понаслышке. С этой позиции и решил от-кликнуться на публикацию по проблемам нынешней ветеринарии. Ф.К. Базалей, Бывший главный государственный ветинспектор Ставропольского края

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика