Доверие регионам и ответственность за результат

Рубрика:
Репортажи
Доверие регионам и ответственность за результат

Завершаем публикацию выступлений, прозвучавших в Совете Федерации на совещании, посвященном вопросам реформирования системы государственного ветнадзора. Начальник Управления ветеринарии Санкт-Петербурга Юрий Андреев представил предложения, которые, к сожалению, не нашли отражения в итоговом протоколе совещания. Более того, точки зрения руководителей ветслужб субъектов не были услышаны в палате регионов, несмотря на то, что эти мнения разделяют ветеринарные специалисты, отвечающие за эпизоотическое благополучие страны.

Вначале хотелось бы напомнить, что первое обсуждение структуры ветеринарной службы в новой реальности состоялось в Нижнем Новгороде в 2002 году. Вот тогда впервые руководители ветеринарной службы субъектов горячо обсуждали наше будущее. А потом случилась реформа, и сегодня мы говорим об итогах.

24 ноября 2016 года мы принимали участие в слушаниях по теме «Обеспечение продовольственной безопасности в субъектах Российской Федерации как фактор обеспечения национальной безопасности». К сожалению, выступить не удалось. Но 1 декабря 2016 года (полтора года назад) мы направили в адрес Михаила Павловича (Щетинина, председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике. – Прим. ред.) подробный анализ и причин ситуации, и предложений относительно будущего ветеринарной службы. В том числе и единой федеральной государственной ветеринарной службы. К сожалению, откликов на свои предложения мы не дождались. Но наши предложения актуальны и сегодня.

Восстанавливая в памяти обращение, хотелось бы сказать о нашем видении будущего госветслужбы. При этом отмечу, что критиковать всегда легко, сложно давать предложения, я прекрасно понимаю, что на аргументы всегда найдутся контраргументы.

На сегодняшний день два вопроса. Первый – это передача с регионального уровня на федеральный полномочий в сфере государственного ветеринарного надзора. И второй – наделение Россельхознадзора полномочиями по контролю за полномочиями в области ветеринарии, осуществляемыми субъектами Российской Федерации.

Что касается первого вопроса, то в Санкт-Петербурге региональный госветнадзор осуществляется Управлением ветеринарии в соответствии с нормативными правовыми актами правительства города и утвержденными в установленном порядке административными регламентами. Мы абсолютно убеждены, что передача с регионального на федеральный уровень полномочий в сфере государственного ветеринарного надзора не только потребует значительных финансовых затрат из бюджета Российской Федерации (это отдельный вопрос), но и не обеспечит повышения эффективности и результативности государственного ветеринарного надзора. (Сегодня у нас откровенный разговор, я считаю правильным высказаться всем именно в такой плоскости.)

Практика осуществления Россельхознадзором федерального государственного ветеринарного надзора в пунктах пропуска через госграницу Российской Федерации, направленная на охрану территории страны от заноса заразных болезней животных из иностранных государств, показала следующее. За время, прошедшее после создания Россельхознадзора, на территорию России занесены африканская чума свиней, блютанг, болезнь Шмалленберга, заразный узелковый дерматит КРС, чума мелких жвачных животных. Контроль за исполнением регионами переданных полномочий, напрямую связанных с предупреждением и ликвидацией заразных болезней животных, ситуацию по заносу и распространению этих болезней на территории России не улучшили. Это не критика. Я не пытаюсь вступить в конфронтацию с Россельхознадзором, мы всегда открыто обсуждали существующие проблемы.

Как показала семилетняя практика, наделение с 1 января 2011 года Россельхознадзора полномочиями контролировать исполнение регионами переданных полномочий, напрямую связанных с предупреждением и ликвидацией заразных болезней животных, ситуацию по распространению этих болезней на территории России не улучшило.

Дополнительный контроль Россельхознадзора за данным направлением будет избыточной функцией для этого надзорного органа. В то время как в рамках административной реформы, проводимой по поручению Президента России, осуществляется государственное управление, направленное на устранение избыточных и дублирующих функций контрольно-надзорных органов. С нашей точки зрения, надзор за надзором – нонсенс.

Создание единой федеральной государственной ветеринарной службы, с нашей точки зрения, сегодня проблематично. И если вспомнить историю, никогда органы ветеринарии субъектов Российской Федерации не были федеральными: это были субъектовые службы, но под контролем главного государственного ветеринарного инспектора Российской Федерации.

В целях повышения эффективности решения задач, в том числе поставленных в Доктрине продовольственной безопасности Российской Федерации, необходимо внести следующие изменения в Закон Российской Федерации о ветеринарии.


Сергей Федорович (обращается к Лисовскому, первому заместителю председателя Комитета Совета Федерации по продовольственной политике и природопользованию. – Прим. ред.), мы на протяжении этих лет много раз принимали участие в обсуждении проектов нормативных актов. С 2015 года Санкт-Петербург внес более 100 предложений по обсуждаемым проектам, в том числе по ветеринарным правилам. Практически в 100% откликов было не учтено. В ряде случаев без предупреждения нам просто не дали, не позволили принять участие в обсуждении, например приказа Минсельхоза № 589. Потому что на три недели раньше свернули обсуждение, и мы не могли высказать свою позицию. Говорю это потому, что очень не хотелось бы, чтобы ради формулировки «проведено с участием представителей субъектов Российской Федерации» прошло сегодняшнее совещание.

Так вот, мы внесли следующие предложения:

Первое. Изменения, направленные на укрепление самостоятельности исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, уполномоченных в области ветеринарии, и одновременно на повышение ответственности за результат. Вернуть в статью 3 Закона о ветеринарии положение, закрепляющее за руководителями исполнительных органов госвласти субъекта одновременно исполнение должности главного госветинспектора субъекта Российской Федерации.

Второе. В целях законодательного закрепления профессионализма руководителя исполнительного органа госвласти субъекта, а также главного госветинспектора Российской Федерации следует в статью 4 Закона о ветеринарии ввести положение о наличии высшего ветеринарного образования у лиц, являющихся по должности главным госветинспектором в России и главным госветинспектором в субъектах Российской Федерации.

Третье. В целях обеспечения участия федерального органа исполнительной власти по выработке госполитики и нормативно-правового регулирования в сфере ветеринарии, назначения руководителей исполнительных органов госвласти субъектов в статью 3 Закона о ветеринарии следует включить положение о назначении на должность и освобождении от должности главного госветинспектора субъекта Российской Федерации высшими исполнительными органами госвласти в субъектах Российской Федерации по согласованию с этим федеральным органом, но не по представлению, как предлагают в некоторых проектах Россельхознадзора.

Четвертое. В целях системного подхода к реализации вышеизложенных изменений по решению поставленных задач необходимо в статью 3 Закона о ветеринарии внести положение о наделении Российской Федерации полномочиями по методическому руководству и координации деятельности исполнительных органов госвласти субъектов при осуществлении мероприятий по предупреждению заноса, распространения и ликвидации очагов заразных болезней животных, т. е. противоэпизоотических мероприятий. Это позволит обеспечить единообразное применение ветеринарного законодательства на территории всех регионов России при проведении противоэпизоотических мероприятий.

Пятое. Внесение изменений, указанных в предыдущих пунктах, позволит отказаться от искусственно созданных переданных полномочий, содержащихся в статье 3.1 Закона о ветеринарии, не обеспечивших предотвращение распространения, в частности африканской чумы свиней, по территории России. Поэтому вносимыми изменениями предлагается предусмотреть положение, при котором установление и отмена карантина являются собственными полномочиями субъектов Российской Федерации, за реализацию которых ответственность возлагается не только на руководителей исполнительных органов госвласти, но прежде всего на высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации.


Кроме предложенных изменений в Закон о ветеринарии, до создания единой госветслужбы (если такое решение всё-таки будет принято) необходимо ограничить полномочия Россельхознадзора в области федерального ветеринарного надзора госветнадзором (я не повторяюсь). Государственный ветеринарный надзор за подконтрольной деятельностью, осуществляемой на территории субъекта Российской Федерации, осуществлять исключительно в рамках регионального госветнадзора.

И последнее. Мы убеждены, что только полное доверие губернаторам в регионах с одновременной неизбежной ответственностью, в том числе и перед президентом Российской Федерации, за результаты их работы позволит создать эффективную двухуровневую систему обеспечения регионального благополучия в Российской Федерации в период до принятия решения о преобразовании госветслужбы в единую систему федеральных органов государственной власти.

555 просмотров
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика