Точки роста и территории развития на селе

Рубрика:
Репортажи
Точки роста и территории развития на селе

На минувшей неделе в Москве прошел X Гайдаровский форум, организованный Российской академией народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, Институтом экономической политики им. Е.Т. Гайдара и Ассоциацией инновационных регионов России. Деловая программа мероприятия предусматривала проведение дискуссий, посвященных будущему сельского хозяйства и тенденциям в сфере АПК. Их участники формулировали перспективы сельского хозяйства, определяли точки роста и территории развития в сельской местности. Корреспондент портала отметил прозвучавшие предложения, вопросы, требующие первоочередного внимания, и зарубежный опыт, который может быть полезным в нашей стране.

«Институциональная перестройка сельского хозяйства произошла: куда двигаться дальше» – такое название получила сессия, модератором которой выступила директор центра агропродовольственной политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Наталья Шагайда. За минувшие 10–12 лет в отрасли произошли кардинальные структурные изменения. Среди наиболее важных из них модератор отметила разгосударствление аграрного сектора (доля госпредприятий составляет 2,7%). Это закономерная тенденция, поскольку, как показывает практика, в целом госпредприятия менее эффективны чем частные.


Продолжается процесс деколлективизации. После приватизации у хозяйств было большое количество сособственников. Сегодня доля предприятий, число участников которых превышает 500 человек, составляет 0,4%. Фактически собственность перешла к ограниченному кругу лиц, и в половине сельхозорганизаций всего один собственник. Изменилась также аграрная структура – за десять лет доля агрохолдингов увеличилась в два раза. В 30% регионов более 25% продукции производят предприятия, входящие в состав агрохолдингов.

Распространение семейной формы хозяйствования, преобладавшей в 59% регионов, за десять лет уменьшилось. В 7,4% регионов развивается фермерский сектор, что важно, подчеркивают эксперты. Долгое время считалось, что агрохолдинги могут использовать новейшие технологии, привлекать лучших специалистов, выгодные кредиты и т. д. Однако выяснилось, что в регионах, где преобладают агрохолдинги, быстрее снижается сельскохозяйственная занятость, одновременно уменьшается численность сельского населения. 

По словам модератора, там, где развивается фермерство, численность населения уменьшается значительно медленнее и даже растет. 82% сельхозорганизаций относятся к микропредприятиям. Крупных предприятий насчитывается менее 1%. Земельные площади концентрируются в крупных хозяйствах, а также в организациях, которые не планируют заниматься сельским хозяйством. Без сельхозугодий сейчас более 12% сельхозорганизаций.


Сельскохозяйственное производство смещается в наиболее благоприятные регионы страны – в 15 из них сейчас выпускается более половины всей продукции. В остальных регионах сельское население сокращается – остро стоит проблема занятости. К слову, система статистического наблюдения не предусматривает контроль сельскохозяйственной занятости в сельской местности (учитывается только занятость сельского населения), заметила Наталья Шагайда.

Поддержка передовых предприятий привела к тому, что на 100 крупнейших сельхозорганизаций (0,5% общего их количества) приходится треть активов и 60% выдаваемых банковских кредитов. Именно эти предприятии и развиваются. С каждым годом уменьшается количество хозяйств, получающих субсидии.

Открывая обсуждение с участием приглашенных экспертов, Наталья Шагайда сформулировала актуальные вопросы предстоящей дискуссии. Как добиться того, чтобы точки роста в отдельных компаниях стали точками развития территорий? Стимулирует ли развитие сельского хозяйства страны концентрация господдержки, производства и новых технологий на отдельных предприятиях? Почему при росте добавленной стоимости доля населения, живущего ниже черты бедности, смещается в село?

На эти вопросы попытался ответить заместитель председателя правительства по развитию АПК Орловской области Дмитрий Бутусов. В числе основных факторов, обусловивших изменения в данной сфере, он назвал, в частности, рост концентрации производства как фактор снижения занятости сельского населения. За десять лет число сельхозорганизаций в регионе уменьшилось с 568 до 257, количество крестьянских фермерских – в полтора раза до 901, наблюдается тенденция сокращения личных подсобных хозяйств.


Среди других факторов, определяющих изменения в АПК, – снижение бюджетной эффективности аграрного бизнеса, потребность в новых профессиях и на этом фоне низкая цифровая адаптация населения к современным технологиям, а также повышение экологической нагрузки.

В ответ на вопрос, почему при росте объемов агробизнеса сельское население беднеет, представитель Орловской области заметил, что часть «низкоадаптивного населения не может вписаться в технологический прогресс». Людям, которые не находят себе применения, приходится уезжать либо искать другие варианты существования, а возможности для этого на селе ограничены.

Дмитрий Бутусов представил ряд инициатив, с которыми выступает регион. В частности, речь идет о корректировке системы налогового администрирования по фактическому размещению производственных сил, создании условий для привлечения специалистов в работу на селе (приоритетное направление – это, безусловно, улучшение жилищных условий). 


От перестройки АПК к формированию институтов устойчивого развития сельских территорий – лейтмотив выступления президента Ассоциации самых красивых деревень и городков России, руководителя Центра устойчивого развития сельских территорий РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева Александра Мерзлова. Взятый правительством страны курс на преимущественную поддержку крупных вертикально интегрированных предприятий (в соотношении 80 на 20) принес определенные плоды, многие поставленные задачи были решены. Однако, по словам Александра Мерзлова, сейчас мы столкнулись с новыми вызовами. Говоря о преимуществах крупномасштабного производства, часто имеют в виду только вопрос экономической эффективности. Это правда, но не вся. 

К сельскому хозяйству не следует относиться только как к бизнесу. Его зависимость от природных условий и ресурсов оказывает колоссальное влияние на различные сферы. Ставка на развитие холдингов приводит, в частности, к снижению населения в сельских территориях, ухудшению экологии, высоким санитарным рискам, вымыванию доходов с территорий.


Наряду с этим снижается рекреационный потенциал ландшафтов, уничтожается традиционная культура, архитектурное наследие, сортовое, породное и прочее биологическое разнообразие.

За более чем четыре года работы ассоциации было организовано 20 экспедиций в разные уголки России, выполнена экспертиза почти 500 предварительно отобранных регионами сельских населенных пунктов на предмет вступления их в ассоциацию. Стоит отметить, что отбор строгий – поселения должны отвечать комплексным критериям качества жизни. И результаты пока малоутешительны. В ассоциацию принято 11 членов, около двух десятков являются кандидатами.

Причиной столь большого отсева глава Ассоциации самых красивых деревень и городков России назвал воздействие агрохолдингов наряду с отсутствием архитектурного надзора. Большая часть холдингов настроены на сокращение непрофильных затрат на социальное развитие, культуру, экологию. Между тем центральным звеном программы устойчивого развития сельских территорий должно быть качество жизни сельского населения, а не отраслевые интересы. Сегодня господдержка направлена на развитие крупномасштабных инвестиционных проектов в сфере АПК. Такой подход может привести к дисбалансу публичных и частных интересов на селе, считает Александр Мерзлов.


В последние годы экспорт сельскохозяйственного сырья и продукции его неглубокой переработки увеличился до 20 млрд долларов. Поставлена задача увеличения экспорта до 45 млрд долларов к 2024 году. Решать ее предполагается в основном агроиндустриальными методами.

В то же время стоит учитывать и другую модель, которая может дополнить агроиндустриальную. Такой подход, позволяющий развивать многочисленные малые предприятия, обустраивать сельские территории, применяется во Франции, которая также является поставщиком сельскохозяйственной продукции. Имеется в виду модель, стимулирующая производство высококачественной гастрономической региональной (или терруарной) продукции. Во Франции такой продукции выпускается ежегодно на 40 млрд евро (сравнимо с планами российского экспорта к 2024 году).

Одно из преимуществ этой модели состоит в том, что чем больше малых производителей, тем шире выбор качественной продукции, разнообразнее пейзаж сельских территорий. «У агрохолдингов бесконечные монотонные поля либо мегафермы. На них в основном производится недорогая и безвкусная продукция. Рядом с ними нормальный человек не захочет жить из-за риска загрязнения воздуха, воды и некрасивого пейзажа. Малые же производители формируют привлекательный для жизни пейзаж: это небольшие разноцветные и разноконтурные поля, маленькие красивые стада, сады», – считает Александр Мерзлов.

В отличие от крупных точечных вливаний в агрохолдинги эта модель предполагает множество небольших инвестиций – индивидуальных и коллективных. Такая сельская экономика при поддержке государства организуется местными сообществами для собственной выгоды, задействует местное самоуправление и опирается на институты развития, например, агентства, консультационные службы, университеты, выстроенные вокруг местных брендов кооперативы, турофисы, банки, фонды поддержки. А вместе они формируют сеть устойчивости, обеспечивая стабильную валютную выручку, дополнительные доходы от туризма, занятость населения с большим количеством привлекательных рабочих мест, обустроенные территории, пейзажи и т. д.

Примечательно что у России огромный и пока недооцененный потенциал для производства региональной продукции на базе разнообразных национальных кухонь, даров леса (дикоросов, охоты) и водоемов. А если еще принять во внимание в целях развития предприятий аборигенные породы и сорта растений, имеющих неповторимый вкус...

 

Как показывает опыт экспедиций, проведенных Ассоциацией самых красивых деревень и городков России, нередко агрохолдинги находятся в зонах с высокими рекреационными потенциалами и невольно их разрушают. Наша страна отличается колоссальными территориями и низкой плотностью населения. Места должно хватать для разных типов производства. При господдержке масштабных проектов в рамках развития АПК предлагается учитывать особенности сельских территорий, выделять экологически устойчивые зоны с низкой плотностью населения, благоприятные для агроиндустриального производства, а также зоны с высокими культурными и природными потенциалами. В этих районах целесообразно развивать индивидуальное жилищное строительство и сельское хозяйство, производящее ценную региональную гастрономическую продукцию для населения и туристов. И при таком подходе удастся сохранить традиции, уклады жизни и сформировать привлекательный сельский пейзаж, уверен эксперт.

Развитию зон с высоким качеством жизни должно способствовать устранение цифрового неравенства между городом и селом. Для представителей многих профессий, непосредственно не занятых в производстве в городах, открываются возможности удаленной работы. Прогнозируется, что создание таких зон высокого качества жизни послужит стимулом для обратной миграции населения из перенаселенных городов.

 

Для реализации таких планов в новой госпрограмме устойчивого развития сельских территорий необходимо расширить спектр показателей качества жизни. В частности, культура и экология могут стать новыми драйверами сельского развития.

В конце выступления Александр Мерзлов отметил, что многие десятилетия сельским территориям отводилась скромная роль поставщика дешевого продовольствия и рабочей силы. Сейчас приходит понимание, что без развития сельских территорий промышленный рост затормаживается или приводит к возникновению тяжелейших диспозиций в экономике, распространению бедности, неравенства и безработицы. Поэтому настало время переходить от узкоотраслевого агроцентричного подхода к комплексному, ориентированному на качество жизни населения, от институциональной перестройки сельского хозяйства к развитию институтов устойчивого развития сельских территорий.

Огромный потенциал развития сельских территорий связан с кооперативным движением. Об этом на конкретных примерах рассказала в своем обстоятельном выступлении на секции атташе по сельскому хозяйству и продовольствию Посольства Королевства Дании в РФ Марина Митянина


Богатый опыт кооперативного движения в этой стране привел к тому, что почти все производство свинины и молочной продукции сосредоточено в двух молочных кооперативах и пяти кооперативах по убою свиней. В сегменте производства говядины на кооперативы приходится две трети всей выпускаемой продукции. Сильные позиции кооперативы занимают также в семеноводстве и пушной промышленности. 

За всю историю этого движения в Дании не было зарегистрировано ни одного случая банкротства кооператива. Преимущества такой формы хозяйствования в том, что датские фермеры вместе перерабатывают и продают свою продукцию, а прибыль делится между участниками в соответствии с объемами произведенной продукции по схемам, согласованным в уставе организации. 

При этом фермеры принимают стратегические решения, влияют на формирование цены и планов инвестиций. Примечательно также, что в стране нет специального законодательства о кооперативах и профильного министерства или ведомства. В Конституции Дании от 5 июня 1953 года записано, что граждане имеют право создавать общественные объединения в любых законных целях без предварительного уведомления.

1358 просмотров
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика