«Все, связанное с импортом, экспортом и трансграничным перемещением, – федеральные полномочия, остальное – региональные»

Рубрика:
Репортажи
«Все, связанное с импортом, экспортом и трансграничным перемещением, – федеральные полномочия, остальное – региональные»

В Рязани прошли публичные обсуждения промежуточных результатов реализации приоритетной программы «Реформа контрольной и надзорной деятельности» на основе правоприменительной практики Управления Россельхознадзора по Рязанской и Тамбовской областям в первой половине текущего года. В мероприятии приняли участие представители федеральных и региональных министерств и ведомств, бизнеса и общественности. Повестка заседания дала возможность всем заинтересованным сторонам высказать свои мнения и, по сути, принять участие в выработке положений, составляющих новый алгоритм контроля и надзора, который будет закреплен постановлением Правительства РФ. Представители Ассоциации «Ветбезопасность» участвовали в обсуждении и выделили ключевые идеи, прозвучавшие на заседании.

В центре внимания участников обсуждения были вопросы трансформации деятельности контрольно-надзорных органов. Цель реформирования в данной сфере – снижение административной нагрузки на бизнес.

«Цель реформирования в данной сфере – снижение административной нагрузки на бизнес»

Изменения постепенно происходят, о чем можно судить на примере Рязанской области. В регионе наметилась тенденция к снижению количества плановых и внеплановых проверок (на 28%), а также безрезультатного контроля (на 22%). Между тем проблем и задач, которые требуют решения, остается немало. Об этом говорилось в эмоциональном выступлении президента областной Торгово-промышленной палаты Татьяны Гусевой, посвященном преимущественно критике деятельности Управления Россельхознадзора по Рязанской и Тамбовской областям.

Не менее содержательным было выступление уполномоченного по защите прав предпринимателей в Рязанской области Егора Бурцева, который в сдержанной манере систематизировал основные проблемы, на них указывают в своих обращениях предприниматели. Одним из самых актуальных он назвал вопрос устранения выявленных нарушений. Так называемые пресекательные сроки законодательством не предусмотрены, поэтому инспекторы устанавливают достаточно короткий период для исправления нарушений. Приводились факты, когда предприниматели были вынуждены сворачивать свой бизнес, поскольку исправить недостатки в указанные контролирующим органом сроки не представлялось возможным. В качестве примера упоминалась бойня, которую пришлось закрыть, что неправильно.

 «Инспекторы устанавливают короткий период для исправления нарушений»

Если предприниматель готов идти навстречу, ему нужно продлевать сроки исполнения предписания. Такой подход взяли на вооружение контрольно-надзорные органы Рязанской области. Егор Бурцев отметил несовершенство федерального законодательства в данном случае. Когда предприниматель не может устранить нарушения (а причины могут быть разными, в частности объективными), следуют новые санкции в виде повторного штрафа, затем очередной виток наказания – в итоге замкнутый круг. Поскольку действующим законодательством предельный срок не установлен, правоприменительная практика должна быть усовершенствована.

От субъектов предпринимательской деятельности поступают жалобы на дублирование объектов проверки со стороны различных контрольно-надзорных органов, в частности Роспотребнадзора и Россельхознадзора. Одно и то же лицо могут проверять на один и тот же предмет. Кроме того, имеются факты выдачи органами Россельхознадзора рекомендаций руководителям предприятий пользоваться услугами конкретной ветлаборатории, что подтверждается раздаваемыми визитками. В ходе обсуждения в данном контексте упоминалась, например, Тульская ветеринарная лаборатория. В подобной ситуации можно предполагать наличие коррупционной составляющей, что чревато ограничением конкуренции.

«Одно и то же лицо могут проверять несколько органов на один и тот же предмет»

Стремление к открытости деятельности контрольно-надзорных органов, публикация сведений о проведенных проверках и выявленных нарушениях обусловили появление еще одной проблемы. Негативная информация становится достоянием СМИ и наносит ущерб репутации субъекта предпринимательской деятельности. А когда предприниматель оспаривает указанные сведения и просит опубликовать опровержение, то, как показывает практика, в большинстве случаев получает отказ. Бизнес-омбудсмен призвал сотрудников контролирующих органов внимательнее работать с пресс-релизами, которые размещаются на сайтах надзорных ведомств. Среди других часто встречаемых нарушений были перечислены случаи ненадлежащего оформления протоколов, штрафы, налагаемые одновременно на юридических и физических должностных лиц.


Большое внимание участники обсуждения уделили выступлению куратора проекта реформирования контрольной и надзорной деятельности, федерального министра открытого правительства Михаила Абызова, который давал пояснения, отмечал детали, делился наблюдениями и сомнениями, в частности о том, как непросто продвигается реформа, а также комментировал выступления и парировал многочисленные вопросы, адресованные участниками дискуссии.

Как стало известно в ходе обсуждения, количество поднадзорных субъектов на федеральном и региональном уровне полностью не составлено, поэтому обоснована критика критериев распределения субъектов. В этой ситуации возможны два варианта действий. Первый – не распределять по категориям риска, оставив ситуацию как есть, и, по сути, отказаться от риск-ориентированного подхода еще на год, пока не будет приведена в порядок бухгалтерия. Второй – принять критерии распределения по категориям риска, которые были предложены коллегами, согласовать их во временном формате и по результатам первого периода отчетности уточнить. «Мы пошли по второму пути, десять кругов ада прошли, – сообщил Михаил Абызов. – В итоге пускай коллеги ошибутся, мы будем их критиковать за то, что эти критерии были необъективны, и критерии корректировать. Но до 1 июля 2018 года будем их использовать при выполнении плановых проверок на следующий год. А на основании откорректированных критериев можно будет составить план проверок уже на 2019 год».

«Мы пошли по второму пути, десять кругов ада прошли»

Поскольку эти критерии применяются только при проведении плановых проверок, основания для внеплановых определяются по отдельному алгоритму. «При необходимости мы можем вместе с Россельхознадзором (у него есть такие полномочия) внести изменения в план проверок на текущий год в любой момент», – заметил Михаил Абызов.

Когда зашла речь о распределении полномочий между федеральным и региональным контролем и надзором, то предварительное решение министр сформулировал так: «Все, что касается импорта, экспорта и трансграничного перемещения – это федеральные полномочия, все остальное по остаточному принципу – региональные. При этом критерии распределения по категориям риска и определение групп рисков по конкретным объектам – единое». Михаил Абызов заявил также, что не будет такого, что региональный надзор имеет одно категорирование, распределение объектов, а федеральный – другое.


Ситуация, когда один и тот же субъект предпринимательской деятельности на региональном уровне относится к одной категории, а на федеральном – к другой, невозможна, заострил внимание министр при ответе на уточняющий вопрос. «Единый реестр, единые критерии, единое распределение, при этом статистики очевидной нет. Но я полагаюсь на профессионализм людей, которые это делают, они могли ошибиться, но никто никого за это не расстреляет. Мы должны это просто отловить и откорректировать», – прокомментировал Михаил Абызов. Одна из задач сегодня заключается в том, чтобы уменьшить дисбаланс между количеством плановых и внеплановых проверок.

«Полагаюсь на профессионализм, люди могли ошибиться, но никто никого за это не расстреляет»

В ходе обсуждений высказывалось мнение, что в проекте постановления о критериях применения риск-ориентированного подхода не были учтены особенности ветеринарного госконтроля и надзора. Ведь контроль осуществляется в ходе не только плановых, внеплановых проверок, но и других, причем многочисленных контрольно-надзорных мероприятий. На них, по словам участников обсуждения, тоже хотелось бы распространить риск-ориентированный подход.

Михаил Абызов подтвердил, что постановление будет касаться только категорирования объектов по профилю риска в части использования применительно к плановым проверкам. В третьем и четвертом квартале с участием общественности будут рассматриваться предложения о порядке применения риск-ориентированного подхода при осуществлении внеплановых проверок. Основанием для внеплановой проверки служит обращение, сигнал, индикатор и т.д.

«Инспектор не должен сломя голову стараться выйти на проверку»

Если объект находится в группе риска, то инспектор не должен, по выражению министра, «сломя голову стараться выйти на проверку, учитывая решение прокуратуры и т.д.». Он принимает решение о низкой, средней или высокой категории риска и реагировать может по-разному: направить запрос, анкетировать поднадзорный субъект, предупредить о нарушении и попросить его исправить. Выполнение этих требований будет проверено при очередной плановой проверке. Если предприниматель слово не сдержал, применяются санкции. Моделей много: электронное декларирование, самоаудит, анкетирование, внеплановая проверка – в зависимости от категории риска.

Одним из результатов состоявшего обсуждения стал вывод о необходимости обратной связи, получить которую можно в ходе общения представителей органов власти, контролирующих и надзорных ведомств, бизнеса и общественности. Организация таких публичных обсуждений в формате встреч на территории субъектов РФ позволяет донести точку зрения правительства, услышать возражения бизнес-сообщества, проводников реформы на местах и своевременно скорректировать формулируемые решения. Для успеха задуманной реформы это немало.

Источник фото: http://open.gov.ru

1157 просмотров
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика