Динамика биохимических показателей крови при паратуберкулезе мелкого рогатого скота

Автор:
Али Найманов
Рубрика:
Актуальные проблемы туберкулеза и паратуберкулеза животных

  

Е.М. Сошникова, н.с.; Г.И. Устинова, к.б.н., зав. лаб.; А.Х. Найманов, д.в.н.,

профессор, зав. лаб.; Н.Г. Толстенко, к.в.н., в.н.с.; В.А. Сидорчук, к.в.н.; С.Н. Степнова, к.б.н., в.н.с.

ВИЭВ

 

РЕЗЮМЕ

Представлены результаты биохимических исследований сыворотки крови коз и овец при экспериментальном заражении паратуберкулезом.

   ***

Mycobacterium paratuberculosis вызывает паратуберкулез крупного рогатого скота, овец, коз, верблюдов, северных оленей и других домашних и диких животных с характерными признаками поражения толстого отдела желудочно-кишечного тракта. Впервые возбудитель паратуберкулеза был обнаружен в 1895 году Х. Джонсоном и Л. Фротингеном в кишечнике больного. Наиболее подробно эту бактерию изучил Йоне.

Паратуберкулез домашних животных распространен во многих странах мира, о чем свидетельствуют многочисленные данные зарубежной литературы. На международном симпозиуме в США в 1983 году паратуберкулез признан одной из важнейших болезней современности, приносящей экономические убытки до 1,5 миллиардов долларов. В настоящее время паратуберкулез, по данным МЭБ, зарегистрирован в 61 стране мира, в том числе и в нашей стране с 1914 года (1,2). При этом следует отметить, что эта болезнь еще недостаточно изучено. Об актуальности проблемы свидетельствует тот факт, что паратуберкулез – хроническое, с неравномерным течением, трудно распознаваемое в практических условиях заболевание, приносящее значительный экономический ущерб. Клиническое проявление паратуберкулеза у овец и коз несколько иное, чем у крупного рогатого скота. Характерным симптомом заболевания у овец и коз является прогрессирующее исхудание, а у КРС – диарея. Аппетит при этом сохраняется почти до самой смерти, что очень редко встречается у малого рогатого скота.

В последние годы в иностранной печати появились сообщения о большом количестве исследований по разработке новых и усовершенствованию существующих методов диагностики паратубекулеза.

В России исследования в этой области незначительны. Отсутствие экспериментальной модели паратуберкулеза сдерживает изучение патогенеза, клинических проявлений, выделения, а также культивирование, идентификацию культур и разработки рациональных методов диагностики и борьбы с этим заболеваем (4).

Известно, что при заражении животных туберкулезом, бруцеллезом, паратуберкулезом взаимоотношения между возбудителем и макроорганизмом во многом зависят от обменных процессов в клетках и тканях, оказывающих значительное влияние на развитие инфекционной аллергии и инфекционного процесса (3). Чтобы полнее представить, каким образом складываются и развиваются эти отношения, необходимо изучить особенности биохимических процессов в организме инфицированного макроорганизма в динамике их развития. Поэтому выяснение особенностей нарушения обменных процессов в крови больных паратуберкулезом овец и коз имеет как теоретическое, так и практическое значение. Наблюдение и анализ развивающегося патологического процесса в динамике его развития способствует более углубленному представлению об инфекционном процессе паратуберкулеза.

В доступной литературе данных о динамике изменений основных биохимических показателей крови при экспериментальном заражении возбудителем паратубркулеза мелкого рогатого скота мы не обнаружили.

Целью наших исследований было изучить динамику биохимических изменений компонентов сыворотки крови при экспериментальном заражении Mycobacterium avium, subspecies paratuberculosis коз и овец, в зависимости от стадии и тяжести инфекционного процесса паратуберкулеза с учетом аллергической и иммунологической реактивности.

 

Материалы и методы

 

Воспроизведение паратуберкулезной инфекции на мелком рогатом скоте провели в экспериментальных условиях в блок-лаборатории №3 опытной базы ВИЭВ (г. Вышний Волочек Тверской области).

 По принципу аналогов были подобраны по 11 козлят и ягнят возраст трех-четырех месяцев, из которых сформировали по две опытных группы и по одной контрольной.

Перед началом опыта провели клинический осмотр с термометрией всех животных, взяли кровь для проведения серологических и биохимических исследований, провели туберкулинизацию животных ППД-туберкулином для млекопитающих пальпебрально в правое нижнее веко и ППД-туберкулином для птиц в левое нижнее веко в дозе 5000 ЕД в 0,2 мл. После учета аллергических реакций через 24 и 48 часов (все животные реагировали отрицательно на оба туберкулина) провели заражение. Козлятам первой опытной группы (пять голов), заражение проводили per os суспензией Mycobacterium avium, subspecies paratuberculosis в дозе 0,15 мг бактериальной массы в 150 мл физиологического раствора. Козлят второй опытной группы (три особи) заражали внутривенно однократно суспензией микобактериальных клеток в дозе 8 мг в 2 мл физиологического раствора. Третья группа – контрольная (3 головы). Ягнят подбирали, формировали в группы (опытные – в четвертой – 5 голов, в пятой группе – 3 головы, а контрольные – в шестой группе – 3 особи) и заражали аналогично вышеописанной схеме. Заражение опытных козлят (первая группа) и ягнят (четвертая группа) повторили трехкратно с интервалом 14 суток. Контрольных животных содержали изолированно от опытных. Патологоанатомические изменения изучали на вскрытии павших на 85-е сутки после внутривенного заражения двух козлят и двух овец, а также всех вынужденно убитых опытных и контрольных животных через 11 месяцев после начала опыта. От павших и убитых особей брали патологический материал для бактериологического и гистологического исследований.

Биохимические исследования сывороток крови проводили в лаборатории биохимии. Для оценки динамики биохимических процессов в организме у экспериментально зараженных туберкулезом коз были выбраны следующие показателям крови: глюкоза, мочевина, креатинин, общий белок, кальций, неорганический фосфор, аспартатаминотрансфераза (АсТ), аланинаминотрансфераза (АлТ), билирубин (общий и прямой), триглицериды, железо. Исследования перечисленных биохимических показателей крови проводили с использованием аналитических наборов реактивов и методик фирмы «Лахема Интернешнл».

 

Результаты исследований

 

У животных перед началом опыта, зараженных перорально, аллергические и серологические реакции практически отсутствовали.

Аллергическая реакция появлялась на тридцатый день у животных, зараженных внутривенно, и сохранялась до падежа. В этот же срок особи дали положительные показания РСК.

Степень патоморфологических изменений у больных паратуберкулезом коз и овец после убоя характеризовалась поражением не только кишечника и брыжеечных лимфоузлов, но и паренхиматозных органов (печени, селезенки). У двух коз (вторая группа) изменения были только в брыжеечных лимфатических узлах.

Гистологическая патология характеризуется формированием обширных пролифератов в слизистой оболочке кишечника, а также по ходу лимфатических сосудов и капилляров собственной основы слизистой оболочки кишечника, междольковой интерстициальной ткани печени и синусов лимфатических узлов.

При анализе биохимических показателей крови опытных коз и овец (вторая и пятая группы) на 60-ый день после внутривенного заражения отметили резкое повышение мочевины (на 34% у коз и на 32% у овец) и креатинина (на 85% у коз и на 106% у овец). На протяжении всего опыта наблюдается стойкое снижение кальция и увеличение фосфора в сыворотке крови животных относительно контрольных групп. Так, кальций снизился у коз на 35%, у овец – на 38%. Содержание фосфора возросло на 68% и 48% соответственно. Такое изменение в минеральном обмене связано, прежде всего, с нарушением процесса фильтрации в почках, приводящее к повышению концентрации общего белка в сыворотке крови опытных животных, а также азотистых соединений (мочевины, креатинина). Повышенное содержание щелочной фосфатазы (козы – на 260%, овцы – на 120%) и повышенное количество азотистых соединений способствуют развитию общей интоксикации организма, что, в свою очередь, усиливает воспалительную реакцию и нарушение гемостаза, в основном, у животных при появлении клинических симптомов паратуберкулеза. Это можно объяснить следствием нарушения процессов пищеварения и всасывания. Чем дальше развивается болезнь, тем ниже уровень этих показателей. Это заключение было подтверждено падежом двух овец и двух коз на 87-ые сутки эксперимента.

Отмечено первоначальное повышение концентрации печеночных ферментов (АсТ, АлТ) и последующее их снижение у коз на 78% и 86% соответственно, и на 82% и 83% – у овец. Это указывает на дисфункцию и на необратимые дегенеративные процессы в печени. Увеличение содержания билирубина к концу эксперимента в сыворотке крови (почти в два раза у коз и в полтора раза у овец) после заражения животных свидетельствует о нарушении функции желчного пузыря и желчевыводящих путей, развития холецистита.

 Увеличение концентрации холестерина (у коз – 283%, у овец – 230%) и триглицеридов (у коз – 457%, у овец –252%) в сыворотки крови отмечено к концу опыта, что указывает на нарушение липидного обмена, атеросклероз и замещение клеток печени липоидной тканью.

Изменения биохимического состава сыворотки крови коз и овец при заражении per os (первая и четвертая группы) мы отметили только у шести из десяти животных, и они менее выражены по сравнению с показателями сыворотки крови животных, зараженных внутривенно.

 

Заключение

 

Паратуберкулез у овец и коз воспроизведен при внутривенном заражении в

 дозе 8 мг бактериальной массы культуры возбудителя.

Изменения биохимических показателей сыворотки крови отмечены у всех зараженных Mycobacterium avium, subspecies paratuberculosis овец и коз. В зависимости от формы, длительности, тяжести патологического процесса, нарушения биохимических реакций в организме латентно больных животных, реагирующих по аллергии, РСК и ПЦР, обнаруживаются задолго до появления клинических признаков заболевания. В связи с этим, биохимические исследования сыворотки крови можно использовать в качестве дополнительного теста при диагностических исследованиях на паратуберкулез мелкого рогатого скота.

 

Литература

 

 1. Поддубский И.В. Материалы по изучению паратуберкулеза сельскохоз.

животных / И.В. Поддубский, В.Е. Щуревский, А.П. Аликаева // Труды ВИЭВ. – 1962. – Том 26. – С. 115 – 134.

2. Шуляк Б.Ф. 110 лет со дня открытия возбудителя паратуберкулеза //Б.Ф. Шуляк // Российский ветеринарный журнал. 2005. – С.271–273.

3. Тутов И.К. Номенклатура патогенных микобактерий/ И.К.Тутов // Вестник ветеринарии. 2006. №38. –С. –17–19.

4. Найманов А.Х. ПЦР при диагностике паратуберкулеза крупного рогатого скота / А.Х. Найманов, В.М. Калмыков// Ветеринарная медицина, –2012. – №3. –С. 30–32.

  

589 просмотров
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика