Об изучении роли L-формы возбудителя бруцеллеза в эпизоотическом процессе болезни

Автор:
Симон Джупина
Рубрика:
Использование знаний эпизоотического процесса для профилактики болезней животных


Вопросом профилактики бруцеллёза КРС я начал заниматься с первых дней работы по освоению профессии ветеринарного врача. Предпринимаемые усилия очень разочаровывали. В соответствии с действующей инструкцией, приходилось расходовать много сил на регулярные исследования продуктивных животных, но их результаты не вселяли надежд на оздоровление. Проводили громоздкую рутинную работу, основной ошибкой которой была принятая с позиции «здравого смысла» и научно не обоснованная немедленная реализация положительно реагирующих животных на мясо. Объяснение причин ошибки изложено ниже.

 Первым заметным наблюдением, заложившим начало понимания особенностей эпизоотического процесса этой болезни, были массовые аборты нетелей в колхозе «Победа». Это хозяйство имело три фермы, две по 800 коров, размещенных в крупном населенном пункте Таскаево, среди которых при каждом исследовании выделяли по три - семь положительно реагирующих на серологические тесты и сравнительно редко происходили единичные аборты. И одна – на расстоянии 18 километров, в селе Кармышак, где проводили откорм животных. 

 Но в это село, после подтверждения отрицательных серологических результатов, перевели группу нетелей с целью создания там дойного стада. Вскоре после перевода до 15% нетелей абортировали, и все стадо реализовали на мясо. Сопоставление ситуации на крупных молочных фермах с острой вспышкой среди нетелей, показавших перед переводом отрицательные результаты на серологические тесты, породило много вопросов и стало предметом глубокого осмысливания.

 В понимании бруцеллёза много ценного внесла ситуация в колхозе «Новый путь». Это хозяйство имело в селе Белово животноводческую ферму, на которой содержали 1150 коров, и еще на расстоянии 22 километров, в селе Красулино, ферму для откорма животных. 

 В результате систематических исследований пришлось изъять из оборота стада много высокопродуктивных коров. Руководители хозяйства проявили беспокойство и предложили концентрировать положительно реагирующих животных в селе Красулино. Получив у ветеринарного отдела области разрешение на такую передержку, пришлось много внимания уделять наблюдениям за состоянием здоровья этих больных животных. 
 Первым бросилось в глаза то, что их продуктивность была значительно выше, чем на центральной ферме. Не менее важным оказался благополучный отёл всех коров и отсутствие клинических признаков бруцеллёза. В соответствие с инструкцией по борьбе с этой болезнью, приплод реализовали на мясо, а животных не исследовали серологическими тестами. Но интерес к таким исследованиям проявили в областном ветеринарном отделе. И какого же было наше удивление, когда на третьем году передержки установили, что более 75% коров показали отрицательные результаты по РА и РСК. Два повторных исследования с интервалом в три месяца подтвердили такие результаты. 

 Коров, трехкратно отрицательно реагирующих по РА и РСК, вернули в село Белово. Такое перемещение 13 ноября 1962 года было одобрено ветеринарной секцией НТС МСХ СССР (протокол №26). Если бы коров с положительными показателями серологических тестов сохраняли в своих стадах, то значительно раньше можно было бы познать цикл развития возбудителя бруцеллёза и особенности его эпизоотического процесса. 

 Дальнейшие эпизоотологические наблюдения подтвердили, что перемещенные коровы постоянно оставались отрицательно реагирующими по РА и РСК. Абортов среди них не было. Но практически все нетели, выращенные из приплода, полученного от этих коров, абортировали. Эти эпизоотологические наблюдения не согласовывались с принятым пониманием бруцеллёза КРС и ориентировали на более глубокое осмысливание его эпизоотического процесса. 

 Установили, что в стационарно неблагополучных регионах каждую пятилетку число вновь выявляемых неблагополучных пунктов было близким к числу пунктов, в которых животных оздоровили от бруцеллёза. В Новосибирской области на 1 января 1970 года было 228 неблагополучных пунктов. На 1 января 1984 года их осталось 130. Но за эти пять лет оздоровили 162 и выявили 64 новых неблагополучных пунктов. В Челябинской области на 1 января 1981 года было 30 неблагополучных пунктов. На конец 1986 года их стало 78. Но за шесть лет в этой области оздоровили 63 неблагополучных пункта и выявили 111 новых. Аналогично эпизоотическая ситуация поддерживалась в большинстве регионов развитого животноводства. 

 Попытки объяснять причины такой ситуации передачей возбудителя бруцеллеза горизонтальным путем оказались несостоятельными. Это подтвердила низкая эффективность оздоровительных работ с помощью вакцинации животных. Но и эти данные не позволили решить проблему понимания эпизоотического процесса бруцеллёза КРС.

Её пониманию способствовала необходимость усилить защиту от бруцеллёза в период объединения хозяйств и концентрации крупного рогатого скота на ограниченных площадях. С этой целью в 1969 году в благополучных хозяйствах коровам привили вакцину из штамма 19. Нежелательных клинических или эпизоотических последствий от прививки не просматривали. Но при исследовании вакцинированного поголовья в 1970 – 1972 гг. выявили на некоторых фермах по 4 - 7, а в крупных хозяйствах и больше, животных с серопозитивными показателями РА в титрах 1:200 МЕ и выше. Такие показатели расценивались как поствакцинальные. 

Животные с такими показателями оставались клинически здоровыми, не выполняли функцию источника возбудителя инфекции, хотя высокие титры серологической реакции у них поддерживались годами. Пониманию роли таких показателей способствовала работа В.Г.Ощепкова и Л.Н.Гордиенко (2004) по изучению L-формы бактерий.

 Осмысливая вышеизложенные эпизоотологические наблюдения, сформулировали гипотезу о механизме вертикальной передачи возбудителя бруцеллёза КРС. Ее суть в том, что его недиагностируемая и авирулентная L-форма закономерно живёт в органах облигатного хозяина, функцию которого выполняют коровы. Они эту форму передают приплоду, в организме которого не стимулируется защита от её жизнедеятельности. Но после оплодотворения телок, полученных от этих коров, L-форма попадает в необычную для неё среду, что является стрессовым фактором, который трансформирует её в вирулентную S-форму. Поскольку организм нетели не защищен от токсического действия продуктов жизнедеятельности этой формы возбудителя бруцеллеза, то на 6 - 8 месяце стельности она абортирует. 

 В ходе аборта выделяется большое количество возбудителя в S-форме, который инфицирует восприимчивых животных. Такое инфицирование проявляется серологическими реакциями. Поскольку оно осуществлено вирулентной формой возбудителя бруцеллеза, то на токсическое действие продуктов его жизнедеятельности организм облигатного хозяина отвечает иммунобиологической защитой. Корова по этой причине не абортирует, а сам возбудитель в сравнительно короткие сроки реверсируется в исходную L-форму. Соответственно, корова становится скрытым носителем возбудителя, передающим его только приплоду. 

Гипотезу о цикле развития возбудителя бруцеллеза КРС проверили провокацией L-формы c помощью вакцинации, позволившей выявить и изъять из оборота стада скрытых носителей. Только в одном районе после исследований животных, привитых в 1982 - 1986 гг., выявили среди благополучных 16 и среди ранее оздоровленных пять коров, реагирующих по РА в титре 1:200 МЕ и выше. Изъятие их из оборота стада предупредило появления новых вспышек и обеспечило успех оздоровления. 

 Что благополучие по бруцеллёзу обеспечивается не вакцинацией, а изъятием скрытых носителей из оборота стада с помощью провокации их жизнедеятельности, подтверждает эпизоотологическое наблюдение. В 1993 году в условиях полного благополучия хозяйств по бруцеллёзу КРС, когда не проявлялись даже единичные серопозитивные животные с титрами РА 1:100 и ниже, на одной из ферм АО «Восток» произошла острая вспышка этой болезни. Её причину легко установили. В свое хозяйство по откорму скота АО завозило молодых животных из многих районов, в том числе и неблагополучных по бруцеллёзу. Одну группу таких телок без согласования с ветеринарной службой после оплодотворения перевели в свое производственное хозяйство для ремонта маточного стада. Этот перевод и стал причиной острой вспышки бруцеллеза. Абортировали нетели, выращенные из потомства завезенных для откорма телок, привитых вакциной из штамма 82, но использованных для ремонта стада. 
 Объективность гипотезы, по которой возбудитель бруцеллёза развивается с участием его L-формы, подтверждает обеспеченная на её основе девастация возбудителя этой болезни, благодаря которой поддерживается благополучие хозяйств Сибири уже более 15 лет.

 Таким образом, эпизоотический процесс бруцеллёза КРС формируется циклом развития его возбудителя, который объясняет все ранее непонятные особенности проявления этой болезни. К ним относится понимание того, что причиной аборта нетелей является их инфицирование L-формой возбудителя инфекции, которая авирулентна и не стимулирует центральный механизм иммунитета к выработке защитных антител против продуктов её жизнедеятельности. Но пребывание в условиях стельности трансформирует эту форму в вирулентного возбудителя. 

 Соответственно, становится понятно, что абортировать может и корова, если она инфицируется авирулентной L-формой возбудителя бруцеллеза, а уже в её организме он трансформируется в форму с повышенной вирулентностью. Но такое инфицирование происходит крайне редко. Понятной стала причина отсутствие абортов среди коров. Они инфицируются S-формой возбудителя инфекции, на продукты жизнедеятельности которой их иммунная система нарабатывает достаточное для предупреждения аборта количество защитных антител. А сам возбудитель реверсируется в исходную L-форму и остаётся потенциально опасным только для приплода.

 Эпизоотический процесс и влияние различных форм возбудителя бруцеллёза на клиническое проявление болезни познаётся только эпизоотологическими исследованиями.

 Бактериологические экспериментальные исследования их только подтверждают, как это сделала А.С.Мангазеева (1976) под руководством И.А.Косилова. Она показала, что в стадах с естественным хроническим течением бруцеллёза вторичное введение антигена скрытым носителям возбудителя провоцирует синтез антител, улавливаемых антигенами в РА и РСК. Такие же результаты получил В.И.Кудла (1987) при изучении инфекционного эпидидимита баранов. 

Следовательно, скрытую форму возбудителя можно провоцировать вакцинацией, что трансформирует её в форму, поддающуюся выявлению серологическими тестами. С их помощью стало возможно выявлять и удалять из стада таких скрытых носителей. 


 Джупина С.И. Заслуженный ветеринарный врач РФ, д.в.н., профессор

1129 просмотров
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика