Форум

Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Сообщения 31 - 40 из 44
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец
RSS
Судебная практика, Судебная практика
 
Здравствуйте!
Коллеги из Самарской области поделились региональной судебной практикой. Размещаем ее для обсуждения и использования в работе:
Решение АС Самарской области от 19.10.2016 г. Карантин по бруцеллезу МРС.
Решение АС Самарской области от 21.10.2016 г. Проверка по бруцеллезу КРС.
Апелляционное определение Самарского областного суда от 06.09.2016 г. Иск в интересах неопределенного круга лиц. Бруцеллез.

Особенно важным и интересным с точки зрения решения вопросов ветеринарной безопасности представляется следующий вывод суда в рамках апелляционной инстанции: анализируя вышеуказанные правовые акты, Департамент ветеринарии Самарской области в рамках своих полномочий вправе был обратиться с требованиями к ответчику .... о понуждении к исполнению обязательства, предусмотренного Федеральном законом "О ветеринарии", если этого требуют интересы неопределенного круга лиц.
 
Здравствуйте!
Размещаем очередную практику наших коллег. Предлагаем к обсуждению и использованию в работе.
Постановление 11ААС от 28.12.16. Бруцеллез проверки, требования.
Решение АС Иркутской области от 29.12.2016 г. Оздоровительные мероприятия. Лейкоз.

Выводы суда:
Учреждение  не является субъектом, ответственным за проведение таких мероприятий, как объявление хозяйствующих субъектов неблагополучными по лейкозу, введение карантина и разработка плана оздоровления территорий неблагополучных хозяйств. Выданное заявителю предписание Управления Россельхознадзора по Иркутской области и Республике Бурятия не соответствует нормам Закона о ветеринарии, Правил по профилактике и борьбе с лейкозом крупного рогатого скота, Методическим указаниям по диагностике лейкоза крупного рогатого скота, и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, необоснованно возлагая на него обязанности, не предусмотренные законом.

 
Здравствуйте!
Предлагаю к обсуждению известное определение ВС РФ по делу о признании незаконными некоторых положений Правил отлова и содержания безнадзорных животных на территории Ростовской области.
Основные выводы судебной инстанции:

Полномочия органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемые данными органами самостоятельно за счёт средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета), определены пунктом 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

В круг полномочий органов государственной власти субъекта Российской Федерации наряду с решением вопросов организации проведения на территории субъекта Российской Федерации мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных, после внесения в подпункт 49 пункта 2 названной статьи изменений Федеральным законом от 30 марта 2015 г. № 64-ФЗ включена организация проведения мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных.
По смыслу приведённой нормы, федеральный законодатель предусмотрел решение вопроса регулирования численности безнадзорных животных, как источника болезней, путём проведения мероприятия, представляющего собой единство двух действий: отлов и содержание, что исключает иное правовое регулирование на региональном уровне общественных отношений в названной сфере, в том числе предусматривающее вместо содержания безнадзорных животных их возврат в прежнюю среду обитания.
Гражданским законодательством также предусмотрено аналогичное правовое регулирование отношений с безнадзорными животными. В силу прямого указания статьи 230 Гражданского кодекса Российской Федерации задержавшее безнадзорных животных лицо обязано принять меры к их надлежащему содержанию.
Следовательно, Правительство Ростовской области, обязанное осуществлять организацию проведения мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных, приняв оспариваемые административным истцом правовые предписания о возврате безнадзорных животных в прежнюю среду обитания, вышло за пределы полномочий, предоставленных ему федеральным законодательством. В связи с изложенным отсутствие в федеральном законодательстве норм, запрещающих возврат ранее отловленных безнадзорных животных в места отлова после проведения специальных мероприятий, не опровергает утверждения административного истца о противоречии оспариваемых региональных норм законодательству, имеющему большую юридическую силу.

Ссылка суда на нормы Модельного закона об обращении с животными несостоятельна, поскольку модельные законы являются актами рекомендательного характера с целью сближения правового регулирования конкретных видов (групп) общественных отношений в государствах Содружества, могут быть использованы парламентами государств-участников Межпарламентской Ассамблеи в форме разработки и принятия на их основе внутригосударственных нормативно-правовых актов (пункт 8.3 Положения о разработке модельных законодательных актов и рекомендаций Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств, принятого на двадцать пятом заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ 14 апреля 2005 г. № 25-8.

Исходя из разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. № 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", а также в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», названный модельный закон не относится (как и Практические указания для контроля бездомных собак, принятые Всемирным обществом защиты животных и Всемирной организацией здравоохранения в марте 1995 года) к общепризнанным принципам и нормам международного права, которые согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации и которые подлежат применению, если ими установлены иные правила, чем предусмотренные законом государства. Таким образом, Модельный закон об обращении с животными не относится к нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу по сравнению с федеральным законодательством.




 
Печально как-то (
 
Размещаем судебную практику по бруцеллезу в Самарской области.
 
Здравствуйте!
Размещаем постановление 11 Арбитражного апелляционного суда от 21.04.2017 года по делу №А72-16050/2016 об оспаривании постановления Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Чувашской Республике и Ульяновской области. Апелляционный суд пришел к выводу как о незаконности постановления о привлечении Департамента ветеринарии Ульяновской области к административной ответственности, так и выданного управлением Россельхознадзора предписании, неисполнение которого и послужило основанием вынесения оспоренного постановления.
Как установил суд, по делам о привлечении к административной ответственности на основании части 8 статьи 19.5 КоАП РФ доказыванию подлежит не только факт неисполнения предписания, но и законность самого предписания. В предмет исследования по делу входит, в том числе и оценка законности предписания административного органа, за неисполнение которого привлекается к административной ответственности заявитель по делу. От установления данного обстоятельства зависит разрешение вопроса о наличии либо отсутствии события административного правонарушения. При этом неисполнение требований предписания, не соответствующих закону, не образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 8 статьи 19.5 КоАП РФ. Предписание выносится в случае установления при проведении контролирующим органом соответствующей проверки нарушений законодательства в целях их устранения.
Апелляционный суд пришел к выводу о том, что все пункты оспариваемого предписания управления Россельхознадзора являются неисполнимыми, в связи с чем, их неисполнение не образует событие административного правонарушения.
 
Здравствуйте!
Размещаем постановление 4 ААС от 16.03.2017 по делу А19-17828/2016. Указаным актом предписание ТУ РСХН признано недействительным.
Основные доводы суда:
В соответствии с Уставом ОГБУ «Иркутская РСББЖ» учреждение создано с целью выполнения работ, оказания услуг в целях обеспечения реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий, направленных на профилактику болезней и лечение животных, включая сельскохозяйственных, домашних, зоопарковых и других животных, пушных зверей, рыб, птиц и пчел, обеспечение безопасности в ветеринарно-санитарном отношении продуктов животноводства и растениеводства, защита населения от болезней, общих для человека и животных (п.11). Как правильно установил суд первой инстанции, заявитель является учреждением, подведомственным Службе ветеринарии Иркутской области, входит в систему государственной ветеринарной службы Российской Федерации, однако с 01.08.2011 не
является органом государственного ветеринарного надзора (в связи с внесением Федеральным законом от 18.07.2011 № 242-ФЗ изменений в статью 8 Закона о ветеринарии).
Из указанного, а также из иных материалов дела не усматривается, что на ОГБУ «Иркутская РСББЖ» лежит обязанность направлять представления в местную администрацию для принятия ими решений для объявления неблагополучными хозяйств, в том числе хозяйств граждан, в которых установлено заболевание животных лейкозом и для введения в таких хозяйствах комплекса ограничений, препятствующих
распространению инфекции.
Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что заявитель не является субъектом, ответственным за проведение таких мероприятий, как объявление хозяйствующих субъектов неблагополучными по лейкозу, введение карантина и разработка плана оздоровления территорий неблагополучных хозяйств.
Учитывая, что Управление не представило в дело доказательств наличия у ОГБУ «Иркутская РСББЖ» полномочий по направлению представления в местную администрацию для принятия ими решений для объявления неблагополучными хозяйств, в том числе хозяйств граждан, в которых установлено заболевание животных лейкозом и для введения в таких хозяйствах комплекса ограничений, препятствующих
распространению инфекции, суд апелляционной инстанции не находит законных оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.
 
Здравствуйте!
Размещаем постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда  о признании незаконным и недействительным распоряжения территориального управления РСХН.
В очередной раз судебная инстанция указала на то, что проведение государственного контроля (надзора) в порядке установленным Федеральным законом от 26.12.2008 N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля" невозможно в отношении органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Суд апелляционной инстанции посчитал, что "Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору Управления Россельхознадзора по Иркутской области и Республике Бурятия неправомерно, руководствуясь данным законом, вынесла в отношении Службы ветеринарии Иркутской области обжалуемое распоряжение о проведении государственного контроля (надзора) в порядке названного закона".
Основные аргументы апелляционной инстанции по делу:
Выводы суда первой инстанции о том, что проверка в отношении службы ветеринарии Иркутской области является законной и обоснованной в рамках Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ, поскольку осуществлена на основании поручений Заместителя председателя Правительства Российской Федерации от 24.10.2012 № 2 и 21.11.2014 №5, протокола заседания Комиссии Правительства РФ по предупреждению распространения и ликвидации африканской чумы свиней на территории Российской Федерации (оперативного штаба) от 21.11.2014 N 5, Приказа Россельхознадзора от 08.12.2014 N 705 «О проведении проверок» являются ошибочными, поскольку указанные поручения, протоколы и приказы не изменяют установленного действующим законодательством порядка проведения проверочных мероприятий,
регулируемых как данным законом, так и Приказом Минсельхоза России от 27.03.2014 N100.
Выводы суд первой инстанции о том, что в данном случае предметом проверки являлся не контроль за осуществлением органами государственной власти субъектов Российской Федерации переданных им полномочий Российской Федерации в области ветеринарии, а контроль должностными лицами службы соблюдения обязательных требований законодательства Российской Федерации в области ветеринарии юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, осуществляющими деятельность в сфере реализации и производства свинины и продуктов ее переработки, принятие мер по выявлению нарушений, в целях профилактики АЧС, проведение мероприятий по предотвращению причинения вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям, окружающей среде; выполнение ветеринарно-санитарных и противоэпизоотических мероприятий, направленных предупреждение и ликвидацию болезней, общих для человека и животных, заболеваний животных заразными и незаразными болезнями, охрану территории Российской Федерации от заноса из иностранных государств заразных болезней животных (пункт 5 оспариваемого распоряжения) в данном случае являются ошибочными, поскольку суд определяет правомерность проверки исходя из предмета проверки. Между тем, правомерность проверки определяется, в том числе полномочиями субъектов проверки, целями и задачами контроля и т.п.
 
Здравствуйте!
Коллеги, размещаем судебную практику по вопросам внедрения ЭВС:
Решение Боровичского районного суда Новгородской области от 08.06.2017 по делу № 12-99/2017;
Решение Кривошеинского районного суда Томской области от 20.07.2017 по делу №12-8/2017;
Решение Северского городского суда Томской области от 10.07.2017 г. по делу № 12-128/2017;
Решение АС Ульяновской области от 30.08.2017 по делу № А72-6219/2017;
Решение АС Ульяновской области от 30.08.2017 по делу № А72-6138/2017;
Решение АС города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 23.08.2017 по делу № А56-38769/2017;
Решение АС Томской области от 25.09.2017 по делу № А67-5558/2017;
Постановление 30ААС от 10 ноября 2017 года по делу № А56-38769/2017.
Основанием для отмены постановлений о назначении административного наказания и прекращения производства по административным делам, наряду с процессуальными нарушениями (такими как нарушения сроков привлечения к ответственности, ошибочности данных, внесенных в акты проверок и т.п.), послужило отсутствие механизма нормативно-правового регулирования в вопросах оформления ветеринарных сопроводительных документов в электронном виде и внесения информации об оформленных ветеринарных сопроводительных документах на бумажных носителях.
В частности, суды указывают на то, что само по себе наличие приказа Минсельхоза России №589 от 27 декабря 2016 года не порождает обязанностей по использованию ФГИС в области ветеринарии, поскольку для начала её эксплуатации Правительством России установлен специальный порядок создания и ввода её в эксплуатацию, а, соответственно, и возможность её правомочного использования.



 
Продолжаем размещать практику коллег из регионов по вопросам внедрения ЭВС. Предлагаю ознакомиться с решением о возмещении Россельхознадзором убытков, причиненных незаконным привлечением к административной ответственности.
Производное от размещенных ранее.
Решение мирового судьи су №4 Советского района г. Томска от 23.11.17 по делу № 2-1718/17.
Сообщения 31 - 40 из 44
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец
Читают тему (гостей: 4)
Яндекс.Метрика