Николай Власов: «Нет золотого ключика. Хотелось бы, а нету»

Рубрика:
Репортажи
Николай Власов: «Нет золотого ключика. Хотелось бы, а нету»

Участники конференции «Регионализация Российской Федерации по заразным болезням животных» рассказали о том, каких еще новаций в сфере надзора и контроля ждать потребителям, сотрудникам ветеринарных управлений и производителям животноводческой продукции. 

Первым взял слово заместитель руководителя Россельхознадзора Николай Власов, который рассказал, что такое регионализация, и зачем именно сейчас она понадобилась стране: 

«Регионализация – это методология работы государственных ветеринарных служб, которая появилась в мире несколько десятилетий назад. Она включает в себя два важных блока мероприятий: присвоение официального статуса территории по наличию (отсутствию) на этой территории опасной болезни и поддержание мер, не дающих развиться инфекции. Принцип регионализации используется широко в международной практике – ввоз товаров без условий разрешается из страны, зоны, компартмента в статусе благополучия. В России введение методологии и этих принципов задержалось. Первое решение Россельхознадзора о введении регионализации вступило в силу только 8 января этого года». 

По плану ведомства, регионализация должна быть проведена по всем болезням сельскохозяйственным животных – их значительно больше ста, но начнут с четырех значимых болезней – АЧС, ящура, нодулярного дерматита и сибирской язвы. 

«Почему так? Первое. Если мы меняем сложившиеся порядки – это всегда шок для владельцев и бизнесменов. Это стресс. Второе. Все непривычное пугает и отталкивает – это свойство человека. Третье. Что бы ни делала власть, всегда будут довольные и недовольные. Как бы ни пыталась власть угодить всем, кому-то это приносит бонусы, кому-то ущерб. При регионализации вводятся условия по ограничению подконтрольных товаров, значит, часть представителей бизнеса потерпят ущерб. Но это необходимое зло, чтобы избежать большего ущерба. Несмотря на то, что мы ввели порядок по четырем, а не по 140 болезням – все равно случился стресс для бизнеса. Кто-то реагирует адекватно, кто-то впадает в истерическое состояние. А если человек боится, он проявляет агрессию. Но мы не склонны драматизировать эти панические нотки. Так и должны люди реагировать, особенно те, которые склонны сначала говорить, а не думать», – охарактеризовал отношение к регионализации бизнеса и производителей Николай Анатольевич. 

Следующим свое мнение озвучил член Комитета Госдумы РФ по аграрным вопросам Аркадий Пономарев

«Регионализация поспособствует улучшению эпизоотической обстановки в стране, но, к сожалению, будет иметь негативные последствия для бизнеса. Она необходима, но давайте посмотрим на исходные условия, при которых вводится регионализация. В настоящее время фактически отсутствует учет всех животных – нет стартового пункта, с которого можно начать все контролировать. Второй момент: нет систематического контроля за состоянием продукции животноводства. Например, отсутствует сквозной контроль продуктов убоя, контроль за отходами убоя. И эти условия могут свести на нет регионализацию. Тут должно вмешаться государство как в законодательном, так и в исполнительно порядке. Если этого не сделать, регионализация ничего не даст. Потому что системы выявления болезни не существует. Она отдана на откуп справке о ветеринарном благополучии от ветеринара, который получает 10 тысяч рублей. Понятно, как он будет исполнять свои обязанности. Это больной вопрос. Отсутствует орган, ответственный за внедрение системы. Но в настоящее время Россельхознадзор действует в рамках своих непосредственных обязанностей и дает толчок решению этих задач». 

Генеральный директор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев, говоря о регионализации, отметил: 

«Импортозамещение практически состоялось. Сегодня доля импорта по свинине менее 8%, по мясу в целом – менее 9%. До этого мы жили в стране и мирились со всеми проблемами и беспорядком. А сейчас мы уже говорим про экспорт. Выходя на внешние рынки, надо доказать всему миру, что мы наводим порядок. Без решения этих проблем, без регионализации и компартментализации говорить о выходе на внешние рынки нельзя. Не до конца решен вопрос с идентификацией, электронной ветеринарной сертификацией. Но если мы будем ждать, на это уйдут десятилетия. У нас этого времени нет. И при всех трудностях бизнеса надо выстраивать диалог и оперативно снимать эти вопросы». 

Исполнительный директор Молочного союза России Людмила Маницкая высказала некоторые опасения представителей молочного бизнеса

«Бизнес, конечно, недоволен расходами. Государство пытается решить проблему за счет бизнеса. А у молочников целый комплекс проблем. С 1 января закон о водоотведении, та же ЭВС, которая необходима, но тоже расходы. Инвестиции в НДТ – новейшие доступные технологии... Все это нужно делать, но не за счет одного бизнеса. Должна быть помощь государства. Два года санкций не помогли молочникам, несмотря на то, что государство начало поддерживать отрасль. Но нет комплексного подхода: производителей поддерживает, а переработчиков – нет. Все, что я перечислила, ляжет на плечи переработчиков. Переработка не перевооружилась, молока не стало больше. Санкции закончатся, а мы опять не готовы. Проблем очень много. Надо садиться с правительством за стол переговоров. Сертификация необходима нам, но опять траты – бедные наши молокоперерабатывающие предприятия. Не знаю, как они выдержат все это». 

После выступления экспертов г-н Власов снова взял слово: 

«Аркадий Николаевич затронул важные вопросы идентификации, прослеживаемости. Все, о чем сказали, на 100% соответствует действительности. Ветзаконодательство 30 лет не менялось. Все сдвинулось с места только с изменением ветеринарного законодательства после прихода нового руководства Минсельхоза. Нет времени отрабатывать отдельные элементы. Сама по себе регионализация без этого комплекса мер не даст ожидаемого результата. Нет золотого ключика. Хотелось бы, а нету. И нам надо весь комплекс мер запускать. Идентификация животных начнется в течение нескольких месяцев – это самый дорогостоящий процесс. И те расходы, которые будут при запуске идентификации, в том числе и у бизнеса, несравнимы с расходами на ЭВС и регионализацию. Мы анализировали: при действующей системе в Европе идентификация и трассировка одной коровы обходится в 8,3 евро. Одной коровы. А нам предстоит запустить систему. Стартовые расходы всегда выше. У государства кроме бизнеса нет источников, помимо некоторых природных месторождений, чтобы решать проблемы. Граждан обдирать всех подряд? Приходится делить: часть денег от граждан, часть от бизнеса, других источников нет». 

На вопрос из зала о том, повысится ли стоимость мясо-молочной продукции в связи с регионализацией, Николай Власов ответил, что напротив, цена снизится: 

«Мы ожидаем, что цена упадет, потому что производство будет происходить в более безопасных условиях. Цены в регионах будут прыгать, но не сильно. Потому что любые продукты, прошедшие обработку, например пастеризованное молоко, будут двигаться вне зависимости от регионализации. Здесь разницы цен никто не заметит. Могут быть проблемы с сырым молоком – цены могут колебаться. Но в целом будет снижение, а не повышение. Это не очень дорого». 

На вопрос о том, почему правила регионализации не были размещены на официальном портале для общественного обсуждения, Власов сказал, что правила регионализации прошли все процедуры. 

«А вы, наверное, спрашиваете о решении по регионализации, которое принимает Россельхознадзор. Мы обсуждали этот вопрос и на уровне Правительства, и на уровне Минюста, и на уровне Минэкономразвития. За неполный месяц внесено уже более шести изменений в решение о регионализации. Само решение по регионализации – это таблицы со статусом регионов. Ничего нового, что есть в правилах, в решении не содержится. Поэтому не было его обсуждения и государственной регистрации». 

Еще один вопрос: что делать бизнесу, когда регион признается неблагополучным, и кто будет компенсировать ущерб производителям, когда накладывается запрет ввоза-вывоза продукции? 

Николай Власов ответил, что при регионализации запретов не накладывается вообще. В неблагополучных регионах устанавливаются условия. Если написано, что вывоз запрещен, то такая прямая норма есть в Кодексе здоровья наземных животных. Чаще вывоз будет разрешен с исполнением условий 7 и 10 или с исполнением условий 6 и 5. То есть при соблюдении определенных условий можно вывозить. Запрещается перемещение из неблагополучного региона в благополучный. Но не делается запрет на перемещение из неблагополучного в неблагополучный. По поводу того, что делать предприятиям с высоким уровнем биозащиты и доказанным отсутствием болезни на территории, Николай Власов отметил, что если проведена компартментализация, есть высокий уровень защиты и в этот компартмент АЧС не проникла, то продукция перемещается свободно. Свинина должна быть проверена методом ПЦР на наличие АЧС и получена на территории предприятия 3-го, 4-го компартментов. Это условие вывоза из неблагополучного региона. 

«А ущерб – это то, с чего я начал. Это мощный инструмент. И как любой сильный инструмент при неправильном использовании опасен. В любом контракте прописан порядок действий сторон в случае форс-мажора – природных явлений и действий властей. Это надо учитывать. Это необходимый ущерб во избежание ущерба гораздо большего. Необходимая плата за то, чего мы достигаем при регионализации», – подытожил Николай Власов. 

Правда, про достижение одной из главных целей регионализации, на что рассчитывает российский бизнес, Николай Власов ответил отрицательно. «Будет ли способствовать регионализация открытию китайского рынка? Наличие регионализации – необходимое условие для выхода на китайский рынок. Поможет ли? Ответ отрицательный».

1499 просмотров
Нужно авторизоваться

На данный момент комментариев нет!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Вход    Регистрация

Яндекс.Метрика